FORUM Пятница, 10.07.2020, 23:25
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незванный Гость хуже татарина | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lindros, котофей  
Forum » Sport » Sport » Александр Лебзяк: "На анекдоты про боксеров не обижаюсь" (РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ)
Александр Лебзяк: "На анекдоты про боксеров не обижаюсь"
LindrosДата: Воскресенье, 12.09.2010, 22:18 | Сообщение # 1
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Очередным героем традиционной рубрики специальных корреспондентов "СЭ" Юрия Голышака и Александра Кружкова стал знаменитый боксер, олимпийский чемпион Александр Лебзяк.

На следующей неделе Александру Лебзяку исполнится 40.

Лучшего времени не придумать было, чтобы напроситься в гости - и олимпийский чемпион Сиднея-2000 пригласил на два часа в комнатушку зала бокса ЦСКА. В свой рабочий кабинет.

Нам казалось, об Играх в Пекине он говорить не станет - слишком близко, слишком больно. Четыре последние года Лебзяк отработал главным тренером сборной, а в декабре оказался не у дел. Но закрытых тем для Лебзяка не было. Олимпиада так Олимпиада. Поговорим.

Не отыскали мы и большой печали в глазах знаменитого боксера. Не дело грустить - накануне юбилея.

МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

- Мы долго думали, с какой темы начать…

- С какой угодно.

- Тогда - с пекинской. Сильно Олимпиада ударила по внутренней самооценке?

- Нет. Любой тренер проходит через поражения. Олимпиада была тяжелой и странной. Кубинцы, например, не завоевали ни одной золотой медали. А у нас - два золота и бронза. Федерация бокса вошла в тройку лидеров по медалям - после легкой атлетики и борьбы.

- У вас в мире бокса достаточно недоброжелателей. Ловите сейчас миг торжества в их глазах?

- Конечно. Все видел в Пекине: когда выиграли второе золото, я посмотрел на сектор, где сидели наши болельщики.

- Заметно было, кто рад, а кто - не очень?

- Рады были почти все - но выделялось небольшое пятнышко. Впрочем, к недоброжелателям отношусь философски. Всем говорю: "Ребята, бухать, курить и уходить в нирвану не начну, не надейтесь". Как жил боксом, так и буду. Бывают в жизни и белые полосы, и черные.

- Главный итог для вас? Что теперь будете делать иначе?

- Прежде я был очень добрым. Мог по пять раз ограничиваться замечаниями, не принимать мер. Мое уважение выдавалось за слабость. Больше ошибку не повторю. К сожалению, у меня не было контакта с тренерами поопытнее.

- С личными тренерами?

- Да. Некоторые не воспринимали меня как главного. В какой-то момент вынужден был отодвинуть личного тренера Рахима Чахкиева, который в Пекине стал чемпионом. Рахиму было обидно, но ход себя оправдал.

- Что должен был натворить тренер, чтобы его отодвинули?

- Когда Чахкиев получил путевку на Игры, со стороны тренера возникли непонятные разговоры: мол, это все моя заслуга. Стал перегружать парня.

- Как вы узнали?

- Это сразу было видно и мне, и врачу. Два боксера выполняют одинаковую работу, но у одного сердечко не справляется. Почему? Вот и пришлось на кисловодском сборе решать вопрос. Хотя столкнулся с непониманием. Даже давлением.

- На вас можно давить?

- Давить можно на любого. Другое дело, кто как себя поведет. Я не сломался. Результат - золотая медаль. Но была еще одна проблема.

- Какая?

- Ребята завоевали путевку на Олимпиаду за полгода до ее начала. И - расслабились. В итоге все, кто выиграл последний чемпионат мира, в Китае остались без золота!

- В газетах неудачу Альберта Селимова вы прокомментировали жестко: "Я столкнулся с манией величия".

- Так и было. Как ни пытался достучаться до человека, он все равно недооценил соперника. Но меня этим не удивишь. Прежде хоть существовала жесткая рука - а нынче очень много демократии. Если пытаешься закрутить гайки - сразу начинаются звонки.

- И у вас была мания величия?

- Никогда. У меня преграда стояла за три километра.

- Про Николая Хромова, который вас сменил в сборной, вы говорили те же слова - "мания величия".

- Сейчас скажу так: Николай Дмитриевич - сильный тренер, опытнее меня. Буду рад, если у него получится. В личных отношениях расставили точки над i, мы все работаем на благо нашей сборной. Избрали Хромова, я его поздравил. Приказ начальника - закон для подчиненного. Я военный человек.

- Действующий подполковник?

- Совершенно верно.

- Дослуживаете последние недели?

- Посмотрим. Пока небольшое затишье. Возможно, буду гражданским.

- Военную пенсию заработали?

- Я же с 1987 года в армии! Но если у меня все нормально, то кому-то из ребят осталось полгода или год до пенсии. Честно говоря, не представляю, как все это начнут расформировывать. Такой махины, как ЦСКА, нигде в мире нет.

- Какие предчувствия - будете полковником?

- За званиями не гонюсь. Но вот Алексей Тищенко, двукратный олимпийский чемпион, до сих пор сидит в лейтенантах. Никак не можем присвоить старшего. Именно потому, что переходим в гражданские.

- Реформа стала для вас неожиданностью?

- Слухи давно ходили. А сейчас понятия не имею, чем все закончится.

- Ваша должность главного тренера Вооруженных сил тоже под угрозой?

- Нет. Даже если стану гражданским, продолжу тренировать сборников, призванных в армию.

- Вы любили военную форму. Когда надевали последний раз?

- На 23 февраля. В клубе был прием, начальник ЦСКА Сергей Кущенко нас поздравлял. Обязательно надеваю на 9 Мая, всякие совещания… В году - раз десять. Форма на всех смотрится здорово. Какая красавица в военном Катя Юрьева! Недавно сказала в интервью: "Если будет война - готова быть хоть снайпером, хоть медсестрой…"

- Сильно.

- Очень приятно было читать.

- Базу боксеров "Голубой городок" под Чеховом Цзю назвал кошмаром. Готовы повторить?

- Костя других баз не видел. Например, в Кисловодске. Ее как построили к Олимпиаде-80, так с тех пор не ремонтировали. Штукатурка с потолка осыпается кусками! Пока никого не зашибло. А база в Кисловодске и "Голубой городок" - лучшее, что есть на данный момент у российских боксеров.

ДЫРКА В ГОЛОВЕ

- Давайте поговорим об истории, которая приключилась во Владивостоке с боксером Романом Романчуком. Как узнали о ночном выстреле?

- Романчука во Владивосток вызвал как спарринг-партнера. В тот день, когда все случилось, был праздник Военно-морского флота. Команде дал выходной. С утра я и первые номера команды отправились на мероприятия, где были адмиралы, мэр, губернатор. Остальные ребята гуляли. В 7 часов вечера на ужин явились все. Я проверял. В 23.00 - отбой. В пятнадцать минут первого я пошел отдыхать.

- А дальше?

- Без пятнадцати час двое наших по-тихому свалили. Один закончил гульбу в половине седьмого утра, а Романчук продолжил. Милиция, которая дежурила на первом этаже, мне ни единого слова не сказала. Если б хоть намекнули, что наши ребята ушли!

- Что бы вы сделали?

- Да я бы тут же город поднял! Позвонил друзьям, нашли бы моментально, поверьте мне! После чего выгнал бы ребят со сбора.

- Разговор не помог бы?

- Было уже сто разговоров. Тот же случай - уважение приняли за слабость. У меня целая папка с записями - кто проспал зарядку, кто не вышел на тренировку…

- В бешенстве были, узнав о ночных похождениях Романчука?

- Спрашиваете! В баре камеры зафиксировали, что Романчук зацепился с тем пацаном. Но драки еще не было. Потом Романчук вышел, а этот парень его догнал.

- И это камеры зафиксировали?

- Конечно. Центр города, недалеко от места, где заседает губернатор. Сами понимаете, сколько камер на этой площади. Идет какой-то разговор, парень достает пистолет и щелкает в Романчука.

- Травматический?

- Да. Романчук, хотя и пьяный был, но от пули ушел. Немного зацепила. Но первым стрелял не он! Уже потом в процессе борьбы раздался второй выстрел!

- Общались с Романчуком?

- Да, в больнице. Я держал ему руки.

- То есть?

- Романа не брал наркоз. У него была заторможенная речь, контузия от выстрела. Совершенно невменяемое состояние. Когда видел меня, на пару секунд прояснялось сознание. Вот врачи и попросили: "Помогите, сами не можем справиться…" А второй пострадавший лежал в полутора метрах от него.

- Что Роману оперировали?

- У него была дырка в голове. Роме все промывали и зашивали практически без наркоза, боль дикая. А у того человека доставали пулю.

- Когда он умер?

- На второй день. То ли в глаз ему пуля попала, то ли в лоб. На суде Романчук получил полтора года в колонии-поселении. Я считаю, он не виновен. Мы от имени сборной писали письма, просили за Романа.

- На ринг он вернется?

- Ох, не знаю. Все-таки травма головы. Да и речь до сих пор нарушена - то говорит нормально, то заикается. У Романчука потрясающие данные. Он и Олимпиаду мог выиграть, и в профессионалах не затерялся бы. Беда в одном - Роман не знает, чего хочет.

ЛУЧШЕ УМЕРЕТЬ НА РИНГЕ

- Вам в обычной жизни боксерские навыки пригодились?

- Уже лет десять хожу спокойно. Никого не трогаю - и меня не трогают. А однажды в Митине ехал на машине, смотрю - трое лупят молодого мальчишку. Я тормознул, вышел: "Ребята, что стряслось? Вы бы хоть один на один дрались" - "Вали, папаша, отсюда". Пришлось применить навыки. Двоих вырубил, третий сбежал. Самое интересное, неподалеку старухи сидели. Пока те трое кулаками махали - молчали. Едва я вмешался, начали вопить: "Караул, милиция!" Я быстренько в машину - и по газам.

- Вас хоть раз сильно поколотили?

- Доставалось только на ринге. В жизни я, слава богу, хорошо бегаю.

- Когда бегали в последний раз?

- В тех же 90-х. Я побежал - они растянулись. Понимаете, что это значит?

- Что?

- Их было четверо. Я от них припустил - те уже не группой держатся. Резко торможу, одному - бух в пятак. Все, их трое. Потом еще одному. Отстали. Не всегда надо на амбразуру кидаться.

- Не зря говорили: Лебзяк - хитрый боксер.

- В боксе что главное? Защита. Лучше нанести один удар - но точный. Хотя в ринге я получил достаточно жестких ударов.

- С кем были самые тяжелые бои?

- С Евгением Макаренко. Мне на Европе проще было выступать, чем в чемпионате России против Жени. Оба уходили в раздевалку совершенно синими. Макаренко был единственным равным соперником. Когда я ушел из спорта - он занял место.

- Какие были отношения?

- Прекрасные. Вне ринга готовы были отдать жизнь друг за друга.

- Из-за вас Макаренко поздно попал на Олимпиаду.

- А мне когда-то Исраэль Акопкохян не давал дорогу. Из-за него пришлось переходить в другую весовую категорию.

- Часто вам нос ломали?

- Дважды. В ринге боли не ощущаешь. По крайней мере, свет для меня не гас ни разу.

- Два перелома носа за долгую боксерскую карьеру - мало.

- А по-моему, очень много. Я хорошо защищался. Есть боксеры, которым вообще нос не ломали.

- Нокауты у вас были?

- Нет. Зато три нокдауна. Один "стоячий", два с падением. Эти два падения прошли гораздо легче, чем стоячий. Лучше б я тогда упал.

- Почему?

- Когда удар точный, но не жесткий - быстрее приходишь в себя. Отключаешься на секунду-другую. Затем встаешь, а голова ясная! Понимаешь, что пропустил удар, но не болит ничего. А вот когда состояние "грогги", намного хуже.

- Какие ощущения?

- Ничего не понимаешь. В голове единственная мысль: надо устоять. Такое у меня было в 1988-м на предолимпийской неделе. Боксировал с корейцем.

- Этот кореец чего-то в итоге добился?

- Абсолютно ничего. В той ситуации был виноват я. После команды "стоп" опустил руки - и получил несколько жестких ударов. Расслабляться нельзя. Если опускаешь руки - уходи на безударную дистанцию.

- Вы говорили, что на Олимпиаде в Сиднее выиграли без единой ссадины.

- Так и было.

- Это - чудо?

- Опыт. Чудом была сама Олимпиада - ничего теплее я не помню. До двух часов ночи не спали, дожидались ребят из разных сборных.

- Кого дольше всего?

- Почти до утра ждали ходока. Он пришел совсем никакой. Тогда Олег Саитов завоевал золотую медаль - я на нее посмотрел, но в руки брать не стал.

- Примета?

- Да. До этого прикоснулся к медали Ирины Приваловой, и она рассказала о примете.

- Никакие приметы вас не уберегли от страшных травм. Дважды лопнуло легкое.

- Да, сначала лопнуло само легкое, потом - клапан. Называется "пневмоторакс".

- Сегодня что-то напоминает о той истории?

- Слава богу, нет.

- Говорят, легкое не чувствует боли?

- Чепуха. Я не мог встать, на карачках сидел. Меня всего сдавило.

- Это произошло на Играх в Атланте. Если не могли встать - как же продолжали боксировать?

- Вот так и боксировал. Написал расписку, что врачи не виноваты, вся ответственность на мне. Так воспитали. Не то что сейчас: "Ой, ручка болит, освободите…"

- Если бы ваш спортсмен пришел и сказал, что будет боксировать с травмой, - неужели дали бы ему бумагу, чтобы писал расписку?

- Я бы его допустил. Так правильнее.

- Почему?

- Лучше умереть на ринге, как бы это горько ни звучало. Мы все - воины. Я понимаю, спорт - это не вся жизнь. Но если не дам человеку шанс - как он будет ко мне относиться? И таких моментов было много. Например, на Олимпиаде в Пекине боксировал парень с серьезной проблемой. Узнал я о ней, когда боксер уже завоевал путевку в Пекин.

- Давили на вас - чтобы не рисковали?

- И очень сильно. Но я оставил парня в сборной. Он настоящий мужчина. Боролся до конца. Молодец, что не побоялся и вышел в ринг. Не победил, но выступил достойно. А после Олимпиады закончил карьеру.

ПОЦЕЛУЙ С ПИТОНОМ

- Был в вашей жизни бой, выигранный чудом?

- 1987 год. Куба. Юниорский чемпионат мира. В полуфинале поначалу проигрывал немцу. Так за минутный перерыв тренер нашей сборной Константин Копцев пересказал мне всю Великую Отечественную. И про зверства фашистов, и про подвиги наших.

- Помогло?

- К гонгу в моем сознании что-то перевернулось. Мне чудилось, что бьемся где-то под Сталинградом, а у немца на голове каска, в руках - автомат… Первым же ударом отправил его в тяжелый нокаут. В финале тоже победил.

- Самый подлый прием, который против вас использовали на ринге?

- 1990 год, международный турнир в Чехии. Кубинец незаметно для судьи врезал мне в пах. Я его уже добивал в углу, а он бац - коленом…

- Устояли?

- Упал, конечно. У меня видеозапись всего этого безобразия осталась. Мне отчитали нокдаун, а ему дали предупреждение. После молотил его за троих.

- У кубинцев такие трюки практикуются?

- Обычное дело. И удары после команды "стоп" - в порядке вещей. Учу своих ребят во встречах с кубинцами быть готовыми к любым пакостям.

- Трусливых боксеров встречали?

- Нет. Встречал таких, которые работают исключительно вторым номером. Один парень бегал от меня весь бой. Я иду вперед - он отходит. Чтоб я задохнулся после разрыва легкого.

- Поняли египтянина Мохамеда Али, который в финале афинской Олимпиады отказался выходить против Александра Поветкина?

- Мальчик просто понимал, что проиграет бой.

- Это - не трусость?

- Может, Али был удовлетворен серебряной медалью - не хотел лишний раз по морде получать. Может, действительно - трусость. Я бы скорее вышел и проиграл.

- Против вас отказывались выходить?

- Случалось. Однажды мальчик взвесился - а на ринге почему-то не появился. Оказалось, не то съел - и желудок взбунтовался.

- Когда ловили себя на проявлении страха?

- Регулярно. Кого-то страх парализует - а кого-то мобилизует. Я все быстрее осмысливаю раза в три. Собираюсь.

- Вы не перешли в профессионалы. Это точно не страх?

- Что угодно - но не страх. Близко не было. Мне хватило одного профессионального боя в Ташкенте. Многие уговаривали идти в профессионалы - однако стать олимпийским чемпионом для меня было важнее. Никогда себя не корил за то решение.

- Сколько заработали за ташкентский бой?

- 10 тысяч долларов. Для любителя это была запредельная сумма. Разве что за чемпионат мира могли столько заплатить. Я как раз получил квартиру от ЦСКА - на эти призовые обустраивал.

- К походу за профессиональными гонорарами жена вас не подталкивала?

- Боже упаси. Жена в доме капитан - правда, без руля. Руль у меня. Решаем вместе, но последнее слово за мной.

- Какими деньгами вас соблазняли?

- Как-то немцы предлагали миллион марок. Но я всерьез даже не раздумывал. Вы меня поймите: всюду я был вторым. И на "мире", на "Европе". В СССР, правда, все выиграл. Но мечтал стать олимпийским чемпионом… Был еще эпизод пару лет назад. Подошел странный гражданин. Я, говорит, боксер. Давай денег наживем. - "Каким образом?" - "Бой организуем, народ соберем. И я тебя уложу. Гонорар пополам". Насилу выпроводил этого сумасшедшего.

- Ваш друг Костя Цзю тем временем в профессионалы ушел без сомнений.

- Я его и провожал. Вместе в аэропорту стояли. Мы много лет дружим. Но у каждого свой путь.

- В Австралии он прожил 17 лет. Теперь вернулся. Вы удивились?

- На Западе "карточные" деньги, а в России - живые. Поэтому все спортсмены и артисты сюда возвращаются. Но жить Костя, думаю, будет в Сиднее.

- Вы бы в Австралии умерли от скуки?

- Мне за рубежом тяжело. Через две недели начинаю выть. Не представляю, как жить за границей. Совсем другой менталитет. Чтобы к ребенку войти в комнату, надо постучаться. Не хочет дитя, чтоб его манной кашей кормили, - может подать в суд. Дурдом какой-то.

- Как-то вы сказали, что любите отдыхать на Западе, но не любите "их нравы, обычаи и женщин".

- Не мог я такого сказать. Некрасивых женщин вообще не бывает, для меня это факт. Понятно, что самые очаровательные живут в бывшем Советском Союзе.

- Что поражало в австралийском доме Цзю?

- Там чего только нет. Смотрю - маленькая пивоварня. Родители Кости готовят пиво не для продажи - для себя. Угощают гостей. Еще у Кости дома настоящий зоопарк - собаки, кролик, морская свинка, питон…

- Большой питон?

- Был метра три в длину. Сейчас, наверное, еще вымахал. Живет в вольере, но иногда Костя его выпускает. Ползает такое чудо по комнатам.

- Распугивая гостей?

- Это смотря у кого какие нервы. Вот я животных люблю. Питона даже расцеловал.

- Говорят, вы и с медведем за кулисами цирка фокус повторили.

- Так он же в наморднике - не страшно. Язык свой длинный высунул, - и все лицо мне облизал. Перепугался я малость, когда, приобняв медведя, попытался вырваться, - а он мне когти в спину.

- Больно?

- Неприятно. Сразу вспомнил эпизод в Сиднее.

- Очень интересно.

- Был день отдыха, пошли с боксерами в зоопарк. Остановились у вольера со страусами. Кормили с ладони. Потом я руку между решетками просунул, схватил одного страуса за шею и к себе тяну. Чтобы морду рассмотреть поближе. Смотрю - тот глазенки закатывает. Ребята кричат: "Саня, ты чего?" Разжал я руку - и ошалевший страус дал деру. А тут себя страусом почувствовал - в медвежьих лапах.

- Когда-то вы держали немецкую овчарку по кличке Дуглас.

- Назвал ее в честь Джеймса Дугласа, - первого боксера, нокаутировавшего Майка Тайсона. Славный был пес. Умер три года назад. Теперь у нас русский той-терьер, звонкая такая кроха. Потому и прозвал его Звонок. Все-таки в квартире большую собаку держать неудобно.

- Загородного дома у вас нет?

- Пока не накопил. Но не тужу, "трешки" в Митине вполне хватает. Я вообще не из тех людей, которые мечтают о хоромах и миллионах. Мне это не нужно. Крыша над головой есть - и ладно.

ХЕМИНГУЭЙ ПЕРЕД БОЕМ

- Помните, как впервые увидели на ринге Николая Валуева?

- Это было в Петербурге на Играх Доброй воли в 1994 году. Ничего себе, думаю, махина. Бросалось в глаза, насколько ему трудно - он ведь довольно поздно начал заниматься боксом. В финале Игр Валуев проиграл опытному Лешке Лезину.

- Скажи вам тогда, что Валуев станет чемпионом мира среди профессионалов - расхохотались бы?

- Я к тому моменту уже отвык чему-то удивляться. При всем уважении к братьям Кличко, Валуеву, Руслану Чагаеву, Олегу Маскаеву, скажу, что нынче в тяжелом весе конкуренция так себе. Даже в Америке могучих тяжей днем с огнем не сыскать. Хотя в других весах полно классных боксеров.

- В Александра Поветкина верите?

- Конечно! Санька - боец!

- Поветкин про себя говорит: "Я - ленивый".

- Зато у него замечательный тренер, Валерий Иванович Белов, который эту лень из Поветкина вышибает на раз. В любительском боксе Сашка выиграл все - "мир", "Европу", Олимпиаду. Между прочим, он первый олимпийский чемпион среди тяжеловесов в истории российского и советского бокса. Другой козырь - возраст. Поветкин моложе того же Валуева и братьев Кличко.

- Почему Тищенко не спешит переходить в профессионалы?

- А ему это надо?

- Престиж. Деньги.

- И того и другого у Тищенко достаточно. Он хочет жить в России, и я его понимаю. Леша рассуждает, как герой мультика: "Нас и здесь неплохо кормят".

- Правильно делает?

- Разумеется. Отдает себе отчет, что пробиться наверх будет сложно. В средних весах среди профессионалов адская конкуренция. К тому же трехкратных олимпийских чемпионов у нас не было - а у Тищенко в Лондоне-2012 есть шанс.

- Когда Александр Кержаков в 19 лет выпустил о себе книжку, многие смеялись. Как вы отреагировали на мемуары 23-летнего Тищенко?

- Ну вы сравнили! Что выиграл Кержаков и что - Тищенко? Кержакову и не снились испытания, через которые прошел Тищенко. В 19 лет выиграть первую Олимпиаду, четыре года спустя - вторую! Таких боксеров в мире единицы. Лешка, к слову, никогда меня не подводил. Очень надежный.

- Олег Саитов вспоминал, что его перед боем успокаивали индийские философские трактаты. У вас были способы сохранить душевное равновесие?

- Однажды тренер дал почитать Хемингуэя. Я открыл книжку - и влюбился в этого писателя. Сразу купил полное собрание сочинений. До сих пор могу читать Хемингуэя с любого места. Особенно нравятся рассказы "Кусок мяса", "Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера", повесть "Старик и море"…

- Сколько знаете анекдотов о боксерах?

- Много. Расскажу самый удачный. Корреспондент спрашивает боксера: "Для чего вам голова?" И слышит в ответ: "Для адекватного восприятия окружающей действительности". Корреспондент: "Чего?!" Боксер: "Да пошутил. Ем я в нее, ем…" На анекдоты про боксеров никогда не обижаюсь. Верно сказал Михаил Задорнов: "Если народ смеется над собой - он непобедим". Я, кстати, мог идти на ринг и дорогой травить байки. Настрою это не мешало. Стоило перелезть через канаты - мозг отключался. Из миллиона окружающих звуков выхватывал только голос тренера.

- Где вы познакомились с Александром Розенбаумом?

- Уже и не вспомню. Это было лет двадцать назад. Мы часто встречались на соревнованиях, спортивных тусовках. Розенбаум обожает бокс. Сам когда-то занимался. Иногда приезжает потренироваться к нам в ЦСКА.

- В спарринге с ним стояли?

- Случалось. Крепкий дядька. В челюсть любому может зарядить. Хорошие отношения у меня и с Кобзоном - тоже бывший боксер. С Иосифом Давыдовичем естественно, не спарринговал, но заметно, что он и сейчас в хорошей форме. Крепкий, подтянутый. Если человек занимался боксом или борьбой, это видно по походке.

- Розенбаум когда-нибудь пел специально для вас?

- Что я такого сделал, чтобы Александр Яковлевич пел для меня?! Хотя перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками. Я не раз бывал на его концертах.

- Вы же, кажется, поклонник русского шансона?

- Точно. В машине слушаю Медяника, Наговицына, Дюмина, Круга, группу "Бутырка". Впрочем, помимо русского шансона люблю и советскую эстраду. Один из любимых дисков - концерт государственного ансамбля песни и пляски Советской армии имени Александрова. Он всегда со мной в машине.

- Розенбаум как-то обмолвился: "На ринге очень хорошо понимаю, что надо бросать курить". А вы это сколько раз понимали?

- Закурил по-настоящему только после того, как стал тренером. Но во время поста воздерживаюсь. Однажды сто дней продержался без сигарет. Потом две выкурил по пути в аэропорт - как же мне было плохо! В самолет зашел бледный, тошнило. Вот такое отвращение появилось к табаку.

- Но курить не бросили?

- Нет. Вот что значит сила воли плюс характер (смеется). Зато почти не пью. Пиво - не в счет. А водки и коньяка за всю жизнь выпил от силы граммов двести.

- Пост давно соблюдаете?

- Как закончил с боксом после Олимпиады в Сиднее, так и начал поститься. Лишь в прошлом году сделал исключение. Я еще и на Крещение каждый год ныряю в прорубь.

- Помните первую прорубь в своей жизни?

- Поначалу казалось, что превратился в сосульку. Внутри обледенели все органы. Но потом чувствуешь себя шикарно. Первый раз купался в Радонеже, недалеко от Сергиева Посада. И потерял крестик. Приехал домой, позвонил батюшке, отцу Игорю. Он из Владивостока. Кстати, перед Олимпийскими играми в Сиднее и Пекине нашу сборную причащал и благословлял. Так вот, говорю: "Хочу поехать в Радонеж. Вдруг крестик отыщу?" - "Саш, не знаю, отыщешь или нет, но чувствую - что-то доброе сделаешь в этот вечер".

- Нашли крестик?

- Нет. Хотя все облазил. Уже собрался уезжать, вдруг вижу - к проруби подходит женщина с сыном. Собрались окунуться. Мальчишке лет одиннадцать. В последний момент он пошел в отказ. Начал его уговаривать. Затем предложил: "Давай вдвоем нырнем. Это совсем не страшно. Зато Боженька всегда будет тебя оберегать". В общем, убедил. Зашли вместе в купель. Я его три раза окунул, обтер и уехал домой. Уже в машине вспомнил слова отца Игоря. И понял, что действительно сделал доброе дело.

- Когда последний раз себе удивлялись?

- Сегодня. Пришел в зал, потренировался, вспотел. И думаю: "О-о, а я еще ничего! В форме!"

ФАКТОР СТРАХА

- Ваш отец - шахтер-взрывник, работал в поселке золотоискателей в Магаданской области. Опасная профессия?

- Заваливало его в шахте. Почти сутки там провел, пока не вытащили. Но подробностей не знаю. В детстве отец два раза брал меня в шахту. Спускались на восемьсот метров.

- Что-то запомнилось?

- Жуткий холод и постоянное чувство опасности, оно окружало со всех сторон. Заставляло дрожать. Работать в шахте мне не хотелось. Боксировать было интереснее.

- Какими глазами смотрел на вас военком, когда заявились проситься в Афганистан?

- В шоке был, конечно. Но ему уже пришла директива, что Лебзяк выиграл юниорский чемпионат мира. Поэтому полковник хлопнул меня по плечу: "Сынок, занимайся спортом. За тебя в Афганистане есть кому послужить. Открою секрет - скоро наши войска оттуда выведут". Через два года так и получилось. А меня приписали к танковому полку в Магадане.

- Танк хоть раз над вами проходил?

- Нет. Вот сам на танке ездил.

- Тот же Саитов рассказывал, что в начале 90-х его звали в рэкетиры. А вас звали?

- Ни разу. Боженька уберег. Я всегда сторонился темных дел. Хотя один раз бес попутал - когда пошли в Магадане жене сапоги выбирать. Стоили, помню, 450 рублей. Я же в месяц получал 250. Пришли с Ирой на рынок. Примерила. Спрашиваю: "Как?" - "Нормально" - "Ну и ступай в них домой. Я догоню". Протягиваю продавцу сто рублей и старые сапоги жены: "Это продашь, добавишь".

- Продавец не обрадовался?

- Да уж. Позвал на помощь крепких ребятишек. Те меня узнали. Разрулили ситуацию. Говорят продавцу: "Это же Лебзяк! А ты сам лоханулся". Но больше таким способом на рынке я ничего не приобретал.

- Еще экстремальные события в вашей жизни были?

- Лет пятнадцать назад, возвращаясь на машине из Питера, перевернулся на скорости 120 километров в час. Перед этим так разогнался, что бросил фразу: "Эх, сейчас бы крылья - взлетели". Будто услышал кто-то наверху - и посмеялся. Хотел летать? Получи!

- Как полет?

- Обгоняю фуру с прицепом. Водитель, видимо, ямку объезжал, - резковато дернул в сторону. Ка-а-к даст мне этим прицепом - и я на "бьюике" взмыл в небеса. Приземлился на крышу.

- Что чувствует человек, когда едет на крыше?

- Это у друзей надо спросить, которые со мной сидели. Они дважды кувыркнулись. А меня сразу вышвырнуло через боковое стекло на встречную полосу. Хорошо, что по ней никто в это время не ехал. Повезло еще, что ремнем не был пристегнут - а то бы вдавило в руль.

- Никому не посоветуете пристегиваться?

- Наоборот. Всегда пристегивайтесь. Просто гонять с такой скоростью не нужно.

- Обошлось без переломов?

- Друзья отделались ссадинами. А я успел сгруппироваться, - лишь пятки здорово отшиб. Так ныли, что потом две недели ходил как балерина. На носочках.

- Скорость разлюбили?

- Нет. Если есть возможность разогнаться - никогда себе не отказываю. Рекорд - двести пятьдесят на "мерседесе" друга. Кто-то говорит: мол, скоро тебе сорок, а все как мальчишка. На это отвечаю: не могу иначе. Экстрим у меня в крови. Не случайно же я боксом занимался. Когда участвовал в передаче "Фактор страха", проехал на машине под грузовиком на скорости 60 километров в час.

- Впечатления?

- Ничего. Одному мексиканцу не повезло - так закрутило под грузовиком, что никакие подушки безопасности не спасли. Полосу долго оттирали от крови, а парня в больницу увезли. Выкарабкался... Еще я с парашютом дважды прыгал.

- Второй раз прыгать страшнее, чем первый?

- Мне так не показалось. Я бы и в третий раз сиганул - да не было возможности.

- С большой высоты прыгали?

- Четыре тысячи метров. Чтобы не тратить время на курс подготовки, прыгнуть решил в тандеме с инструктором.

- Что жена говорит после ваших подвигов?

- Я шалю тайком.

- Но потом-то узнает.

- Узнает. Сразу скандал, иногда - со слезами. Последний раз расплакалась, услышав об этих самых прыжках с парашютом.

- Психологи говорят: "Разделенная первая любовь - штука вредная. Потому что заканчивается браком, а брак, как правило, - разводом". Почему это не ваш случай?

- Мы с Ириной больше двадцати лет вместе. Главное, - любить друг друга. Дорожить отношениями. Благодарен жене за то, что взвалила на себя воспитание дочек, а мне дала возможность спокойно заниматься спортом. Я стал добытчиком, Ирина обеспечивала уют.

- Вашей старшей дочери 22 года. Может, вы уже дедушка?

- Нет. Я дочке сказал: "Пока университет не окончишь - никакой свадьбы, никаких детей". Правда, у Тани давно есть молодой человек.


10 апреля 2009


Атец!
 
Forum » Sport » Sport » Александр Лебзяк: "На анекдоты про боксеров не обижаюсь" (РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

by Carter Site Сайт создан в системе uCoz