FORUM Пятница, 10.07.2020, 15:25
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незванный Гость хуже татарина | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lindros, котофей  
Forum » Sport » Sport » Искра энгельсского футбола.
Искра энгельсского футбола.
LindrosДата: Среда, 10.06.2009, 13:47 | Сообщение # 1
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Искра энгельсского футбола. Глава 1: жила-была команда «Труд»

Автор: Александр Тиховод

39 лет прошло с того времени, когда Энгельс впервые получил представительство в чемпионате страны по футболу среди мастеров.

В начале 1967 года федерация футбола РСФСР вынесла решение предоставить Саратовской области дополнительную вакансию в классе «Б», где сезоном ранее дебютировал «Химик» из Балакова. В связи с этим, городские власти и спорткомитет Энгельса постановили сформировать команду мастеров на базе комбината химических волокон, чей футбольный коллектив под патронатом ДСО «Труд» успешно выступал в турнирах регионального значения. Соответствующее название закрепилось в заявке на участие в чемпионате Союза (под флагом этого же общества в одной кампании с Энгельсом соревновались клубы из Тольятти и Каспийска — А. Т.).

Старшим тренером «Труда» был назначен Анатолий Гаврилин, его помощником — Владислав Ольшанский. Оба они специалисты областного масштаба, прослужили своему делу не один десяток лет, воспитав целую плеяду замечательных игроков, среди которых, в частности, капитан саратовского «Сокола» 70-х, сын Владислава Ольшанского — Валентин. Однако подготовка к первенству в 3-й зоне класса «Б», где энгельситам в соперники достались команды из Поволжья, Ростовской области, Северного Кавказа и Азербайджана, сопровождалась серьезными организационными и кадровыми просчетами. Несостоятельность первоначального плана вести борьбу, в основном, силами заводских футболистов стала очевидной уже в матче открытия сезона — 28 апреля 1967 года, когда «Труд» в станице Павловская под Краснодаром потерпел разгром 0:3 от такого же, как он сам, новичка — местного «Урожая». Следующие четыре встречи, также прошедшие на выезде, снова не принесли посланникам Энгельса ни забитых мячей, ни очков. Первую ничью (нулевую) им довелось добыть под родным небом — 24 мая, во встрече с одноклубниками из Тольятти. А «распечатать» чужие ворота удалось не раньше как в 9-м туре, но и тогда — в Шахтах, наших подстерегла очередная неудача. Долгожданный же успех пришел к ним лишь 8 июня, дома, с «Энергией» (Волжский) — 3:1.

Воистину, команда рождалась в муках. Из тех, кто оказался на старте чемпионата-67 в ее списочном составе, необходимым опытом располагали только голкипер Владимир Захаров, защитники Анатолий Барцев, Владимир Леонов и нападающий Сергей Копейкин, «обкатанные» в саратовских «Локомотиве» и «Соколе». Наращивая костяк «Труда», его наставники привлекли из «Авангарда» (Саратов) — обладателя Кубка области 1966 года Михаила Шмоткина, а из ячейки футболистов авиазавода — Захара Аксенова, вписавшего потом не одну яркую строку в историю балаковского «Корда» начала 70-х. На помощь «левобережным», клубный «Сокол» делегировал Анатолия Пичугина. Массовый футбол Энгельса в стан «мастеров» выдвинул неплохого игрока обороны Николая Бычкова, да еще — Владимира Бежикова, Владимира Пискунова и Валерия Клецкина, которые, завершая срочную армейскую службу, выступали за физкультурников из радиотехнического училища. Наиболее молодым в реестре «Труда» был учащийся химико-технологического техникума, коренной энгельсит Александр Пиляев. Двумя годами позже он, будучи приглашен в знаменитые «Крылья Советов» (Куйбышев), провел там несколько матчей за дубль…

Прогресс наметился ближе к окончанию первого круга. Перед зрителем, до отказа заполнявшим деревянные трибуны Центрального стадиона Энгельса, наши сверкнули феерией голов «казакам» из Белой Калитвы — 4:0, а затем впервые смогли добиться ничьи и победы на гостевом плацдарме — в Сумгаите с лидером зоны «Поладом» (0:0) и в Элисте с «Ураланом» (2:1). Увы, потери в начальном отрезке чемпионата не позволили «Труду» подняться выше предпоследней 19-й ступени в итоговой таблице: коллектив одержал всего лишь 8 побед при 8 ничьих, 22 поражениях и разности мячей — 28-51.

Любопытный факт: в ноябре того же 1967 года состоялся товарищеский поединок «Труда» с земляками из «Строителя», чьи ворота оберегал 18-летний Владимир Литовченко, впоследствии — выдающийся голкипер «Сокола». Тем днем, кстати, он мячей не пропустил. На этот же матч пришелся дебют в «Труде» Николая Рзянина, который в ближайших двух чемпионатах обретет статус ключевой фигуры атаки энгельсского клуба, а еще через несколько лет — бомбардира «Корда» (Балаково). Подчеркнем, что в группе подготовки «Труда» тогда занимался способный футболист из юношеской сборной города Иван Свистунов, в конце концов, как известно, для себя избравший путь продвижения наверх не по спортивной, а по административно-хозяйственной линии и ставший в середине 1990-х мэром Энгельса.

Перед новым сезоном, помимо Рзянина в «обойме» уверенно закрепился вратарь Юрий Даньков, переехавший сюда из Сумгаита. Завидной стабильностью стала отличаться оборона: один из ее «колоннады» — Барцев — принял участие во всех матчах первенства-68. Основательной перекройке подверглась полузащита, где заглавные роли отныне исполняли мастер спорта Юрий Богданов и Валерий Человский, оба также бывшие «соколы». Очутился в «основе» энгельситов и резервист клуба-флагмана области Владимир Потапов. Интересно, что ему в 1968-м выпал довольно редкий жребий нести взамен амплуа полевого игрока повинность «часового» на воротах, когда разом прихворнули оба штатных голкипера «Труда». Произошло это на самом финише турнира, в поездке за Кавказским хребтом. Вполне возможно, Потапов, завершивший в «Соколе» карьеру как защитник, не до конца разглядел свое предназначение в футболе. Во всяком случае, тогда — на полянах Мингечаура, Нахичевани и поселка Закаталы, он продемонстрировал несомненные задатки «ловителя», и его, вынимавшего там из своей сетки мяч в общей сложности четыре раза (счет соответственно — 0:1, 2:1, 1:2) тренеры отметили хорошими оценками в матчевых протоколах.

Наиболее значимым пополнением в 1968-м, пожалуй, следует назвать Валерия Дурандина, уроженца города Ершов, форварда, обладавшего опытом календарных игр в балаковском «Химике», участника турне «Сокола» по Чехословакии в 1967 году. Техничный, всегда нацеленный на «рамку» соперника, Дурандин записал тогда в актив энгельсской команды 15 забитых мячей и тем самым установил индивидуальный рекорд результативности в ней за чемпионат. К изрядному удивлению старожилов класса «Б», претерпев метаморфозу с вырастанием в авторитетную боевую единицу, та взялась активно наступать гегемонам на пятки. «Призеры» — «Урожай» (Майкоп), «Спартак» (Белгород) и «Трудовые резервы» (Курск), в матчах с Энгельсом обронили в совокупности восемь очков из двенадцати возможных. И, тем не менее, отряду Анатолия Гаврилина всерьез претендовать на высокую позицию не позволили частые осечки вне родных пенат, плюс — откровенный провал в концовке турнира. Не добавила коллективу дивидендов его попытка в Кубке СССР, где на первой же стадии — в 1/8 финала своей зоны, «Труд» уступил 0:1 «Энергии» (Волжский) в гостях. Но завоеванное в итоге седьмое место среди 21 участников вызвало эйфорию. Благостные отзывы руководства об игре команды звучали и как предвосхищение тех для нее выгод, которые в теории обещала намеченная на 1970 год реорганизация порядка соревнований. Согласно ей, лучшие представители класса «Б» должны были войти во 2-ю группу класса «А», в подразделении коей уже не один год выступал «Сокол» (Саратов). Ему судился переход на «этаж» выше — соответственно в 1-ю группу. Это позволяло надеяться, что гипотетическую вакансию в лиге, вскоре ставшей второй общесоюзной, займет именно «Труд» из Энгельса. В кулуарах даже витал слух, что федерация футбола СССР готова предоставить в данном вопросе определенную гарантию энгельситам. К сожалению, для тех сезон 1969 года оказался на уровне мастеров последним.

Так или иначе, наши земляки в нем приняли резвый темп без раскачки. После первого круга на их балансе было 6 побед, 2 ничьи и 2 поражения. Домашнее дерби с наиболее острыми конкурентами — из Балакова, принявшими наименование «Корд», обернулось визитерам форменной головомойкой — 3:0. В зональном четвертьфинале Кубка СССР футболисты «Труда» только в дополнительное время пропустили три безответных мяча от «Дружбы» (Майкоп), являвшейся безусловным фаворитом. Впрочем, на вертикали чемпионата «левобережные» продолжали держаться вверху, добавив себе на старте второго круга еще три победы подряд. К этому моменту, горисполком передал команду на попечение автотранспортного предприятия, имевшего, как считалось, большие финансовые возможности. Таким образом, со второго круга первенства-69 она сменила вывеску на «Автомобилист» и номинально представляла автоколонну 1428. И тут наши игроки испытали надлом, коему сейчас уже нелегко найти объяснение. Повторимся, что многое в итоге решалось на полях битв «Сокола», а с ним, увы, в тот год двухступенчатая структура розыгрыша сыграла свою злую шутку. В результате, саратовцы, недосчитавшись одного важного очка, «пролетели» мимо вышестоящего дивизиона, при формировании которого, кстати, главенствовал не столько спортивный, сколько территориальный принцип. Зато вознесся балаковский клуб (на своей арене он взял у «Автомобилиста» реванш 2:0 за предыдущее поражение в Энгельсе — Прим. Авт.). Ведомый тренером с Украины Путевским, «Корд», отставший на очко в итоговом рейтинге от лауреатов зоны — майкопчан, на подъеме отбегал полуфинальную «пульку» в Новороссийске, пока в дополнительном поединке его упорства не сломили более удачливые хозяева турнира. Но через год он выиграл-таки первенство по зоне, обретя вожделенное членство во второй лиге. Здесь — немалая роль перешедших под знамена «Корда» шести умельцев кожаного мяча из Энгельса — кроме Рзянина и Аксенова, это были Потапов, Бежиков, Леонов и Богданов. На несколько лет задержался в «Соколе» Клецкин. А вот Дурандин отверг предложение вернуться в Балаково, поскольку администрация химкомбината предоставила ему квартиру. Сам же не выполнившей задачи «Труд-Автомобилист» (которому вновь досталось 7-е место, но уже из 18-и) упразднили, как принято говорить, единым росчерком пера; в связи с предстоявшей ликвидацией класса «Б», расформированию подвергались десятки футбольных коллективов различных областей, краев и республик. И Энгельс прекратил походы в чемпионатах страны по футболу вплоть до девяностых годов.

Добавим, что возвращенная на круги своя команда ПО «Химволокно», собрав гурт из многих бывших, оставшихся в городе спортсменов «Труда», в первой половине 70-х не знала себе равных в ближайшей округе. Ее имя продолжало «греметь» и на республиканских соревнованиях в ранге КФК — правда, это совсем другая история.


Атец!
 
LindrosДата: Среда, 10.06.2009, 13:48 | Сообщение # 2
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Искра энгельсского футбола. Глава 2: обороты «Мотора»
Автор: Александр Тиховод

Команде нечасто удается заявить о себе в полный голос буквально с первых же шагов. Пусть даже на любительском уровне. Одним из таких исключений был энгельсский «Мотор».

Возникший де-факто в 1980 году, этот коллектив буквально локтями раздвинул ряды конкурентов на городском и областном Олимпе. В принципе, он существовал и ранее, по сути, являясь вольницей, где игроки не задерживались одним и тем же составом более чем на пару-тройку матчей. Его «крышей» значился автотрест, обслуживавший предприятия системы мелиорации, которая была, как тогда говорилось — делом всенародным, и весьма денежным. Словом, необходимые для создания крепкой команды предпосылки имелись. Отсутствовал только достойный тренер. Найти специалиста помог случай.

Владимир Литовченко, принявший окончательное решение оставить большой футбол, занимался поиском нового поприща деятельности. И тут судьба свела его с Олегом Красяковым — работником вышеназванного треста, бывшим легкоатлетом. Красяков — человек общительный, предложил обсудить все вопросы трудоустройства Литовченко по-свойски — за рюмашкой в популярном тогда в Энгельсе ресторане «Шары». После того, как эта беседа состоялась и недавний вратарь «Сокола» выразил немедленную готовность перейти под знамя города своей юности, его представили руководителю предприятия Григорию Новикову, который отлично знал Владимира как болельщик, не пропускавший ни одного матча на саратовском стадионе «Локомотив». Условия предложили вполне сносные: оклад — 110 (Литовченко числился инструктором по производственной гимнастике в АТП), доплата через профком — 65, плюс — талоны на бензин. Последние выдавались практически без ограничения, что для Литовченко — владельца «Жигулей» — было немаловажно.

Однако в первую очередь его приятно удивил настрой игроков принятой им команды, когда он понаблюдал за ее товарищеским поединком в спортзале «Строитель» с коллективом завода им. Урицкого. Понятно, что у футболистов «Мотора» хромала техника и тактика, но как же они бились, сколько души вкладывали в каждый рывок, финт, удар! Как горели их глаза! Тренер понял — из этой команды толк выйдет. Стал планомерно ее «натаскивать», вводя все новые упражнения, тщательно составляя конспекты занятий и подробно протоколируя все матчи.

Сейчас эти пожелтевшие, впитавшие запах табачного дыма страницы записей Литовченко — архивный раритет, содержащий не только любопытные описательные моменты истории энгельсского футбола, но и крупицы фразеологических находок — «дождь раскиселил поле, игра напоминает „цап-царап“» и т.д. Кстати, большинство встреч городского чемпионата, где участвовали по круговой системе 16 команд, и Кубка, катали на первой поляне Центрального стадиона, чье качество в то время позволяло демонстрировать при хорошей погоде добротный футбол.

«Мотор» включился в борьбу сразу на нескольких фронтах, положив начало многолетнему бескомпромиссному противостоянию с земляками из «Строителя» — командой тренера Евгения Костыряченко, укомплектованной в начале 80-х столь внушительно, что она могла бы легко поспорить в ранге «мастеров». Впервые это памятное «дерби» прогремело в финале Кубка открытия сезона 11 мая 1980 года. «Строитель» победил 2:1, но в основном из-за крайне слабых действий голкипера «Мотора» Владимира Бутенко.

«Ты где раньше играл?» — вопрос к нему Литовченко. — «В «Соколе». — «В каком?» — «Клубном». Оказалось — парень просто сидел где-то на лавке и, естественно, не научился толком ловить мяч — тот отскакивал от ладоней Бутенко, словно от доски. Вратарь приближался к рубежу 30-летия. Поздновато, чтобы осваивать хотя бы азы футбола. Впрочем, из команды его не отчислили. Наставник решил: с такой солидной внешней фактурой и при образцовой самоотдаче, свойственной Бутенко, еще можно, невзирая на возраст, добиваться определенных успехов. И оказался прав! — когда коллектив уже под вывеской «Заволжья» взял старт в российском первенстве, тезка «Литвы» выручал на воротах гораздо чаще, нежели подводил.

А пока что сам Литовченко был вынужден закрывать собой позицию голкипера в «Моторе», во всяком случае — в дни особо важных матчей. Таковыми, к примеру, были два ключевых поединка в чемпионате города-1980 с главным оппонентом, перенесенные из-за насыщенного календаря у «Строителя» на самый конец сезона. Первый тот раунд завершился нулевой ничьей.

На второй же в стан «Мотора» не явились центральные защитники Анатолий Суровцев (по совместительству — арбитр) и Сергей Паршин. Счет открыл «Строитель»: ни гренадерский рост, ни отчаянный бросок не позволили испытанному стражу ворот парировать мяч, пулей летевший под планку. К счастью, «Мотор» уже выглядел монолитом, которому не страшны отдельные кадровые потери. Спустя пять минут Виктор Колосов счет уравнял. Затем очень важный гол забил полузащитник Вячеслав Мисюра. И, наконец, в середине второго тайма со штрафного прямо по центру Юрий Матвеев мощнейшим ударом вонзил мяч в левый нижний угол — 3:1. Так «Мотор» в год своего фактического рождения стал чемпионом Энгельса.

Из данного состава упомянем еще Дмитрия Лобова, Александра Стрельцова и Николая Шапошникова. Ныне детский тренер Стрельцов — бородач с длинной прической — смотрелся на поле особенно колоритно. Играл он всегда в очках — совсем как теперешний Эдгар Давидс из сборной Голландии. Увы, его постоянным бичом оставались нелюбовь к дисциплине и бахвальство. Мог прийти на тренировку сильно пьяным. Но подобные вещи были в команде «Литвы» исключением.

И на следующий сезон эта братия положила хваленый «Строитель» на обе лопатки. И снова — у финишной черты. Опять проигрывали, но уже 0:2. За «Мотор» тогда дрались бывшие мастера «Сокола» Николай Милосердов и Виктор Карпов — тот, постоянно живя в Балакове, регулярно приезжал для участия в матчах в Энгельсе и Саратове. На этой игре Карпов смазал пенальти, однако Милосердову удалось-таки вывести команду вперед. Автор же гола-апогея — сам Литовченко, который, нередко меняя ипостась на центрфорварда, действовал в этом качестве не хуже любого заправского бомбардира. «5:3! Бойцы победили пижонов! Так должно быть всегда!» — записал он в «бортжурнале».

Следует подчеркнуть: через штат «Мотора» прошла целая плеяда из старой гвардии «Сокола», включая Валентина Ольшанского, Николая Лифара, Виктора Лаврова. Костяк также укреплялся возрастными игроками, переходившими из «Строителя». Их опыт помог завоевать в 1981-82 годах титул чемпиона области — в состязании с «Темпом», «Авангардом», «Торпедо», «Универсалом», «Соколом» и другими саратовскими «грандами». В общей сложности команда пятикратно покоряла вершину областного первенства, и еще трижды — Кубка.

Правда, вскоре после вышеуказанного двойного триумфа ее достижения временно пошли на убыль — в первую очередь в связи с объявленной в стране кампанией борьбы с финансовыми злоупотреблениями, из-за чего руководство АТП урезало игрокам зарплаты.

В 1984-м на Кубке области они умудрились «сгореть» в матче против «Темпа» со счетом 0:8! К слову, Литовченко признался, что его жалование уступало в размере гонорарам отдельных футболистов «Мотора» и такое положение сохранялось вплоть до конца существования коллектива. Тем не менее, никакие силы не могли заставить Владимира покинуть свое детище.

В 1982-м, когда сборная Энгельса под флагом «Строителя» повергла на стадионе у завода Крекинг основной состав «Сокола» 3:2, к Литовченко, защищавшему в этой товарищеской встрече ворота энгельситов, обратился старший тренер команды мастеров Юрий Забродин. Специалист весьма настойчиво упрашивал голкипера вернуться в «Сокол», где тогдашние молодые «хранители сетки» Павлов и Глазунов не отличались достаточной надежностью. Но Владимир даже не раздумывал над предложением.

Патриот своего города, он лелеял мечту создать в самом Энгельсе когорту профессионалов футбола и вывести ее на орбиту по-настоящему масштабных турниров. В «Сокол» же делегировались из «Мотора» полузащитник Алексей Иванов, форварды Александр Кириченко и Виктор Колосов. Первый из них там оставил заметный след, проведя в футболке главного клуба области два полных сезона и забив 17 мячей.

Максимум оборотов «Мотора», пожалуй, пришелся на 1982 год. Представлявшая ДСО «Урожай» команда Литовченко, «узурпировав» полную коллекцию трофеев этого общества на областных соревнованиях, получила билеты в Дербент, где в зачет сельских игр вели диспут восемь соперников.

Был свирепый зной июля. Однако привычная к жаре сборная Саратовской области, читай — «Мотор», выиграла все четыре предварительных матча с общим счетом 12:0. Последний поединок, естественно — с хозяевами — командой «Виноградарь».

Чтобы стать чемпионами РСФСР, энгельситам требовалась только победа. Дагестанцы же нахально — бестолково ринулись в атаку. По сложившейся традиции рефери взялись попросту «убивать» гостей, не замечая ни явных ударов кулаками, ни плевков в лицо.

Активного Кириченко быстро заменили из опасения, что футболист вернется домой в ортопедическом корсете. Первый тайм длился не менее 50-и минут, пока арбитр не поставил мяч на «точку» напротив створа, героически обороняемого «Литвой». Для назначения самого сурового в футболе наказания было достаточно сигнала кого-то из дагестанцев о якобы игре рукой со стороны «Мотора». Бывший защитник махачкалинского «Динамо» Подколоднев исполнил приговор — 0:1.

В перерыве наш тренер-вратарь появился в судейской. На него накинулись: «Зачем здесь, а?! Вон отсюда!» Тот не смутился: «Понимаю, что все куплено, и первого места нам не видать. Но если одному из моих игроков нанесут серьезную травму — пеняйте на себя!»

Внушение подействовало, и хоть матч все равно довели до запланированной победы Дербента, грубость хозяев умерилась, а по итогам турнира Литовченко и Кириченко были признаны лучшими в своих амплуа его участниками. Всего в «сельскую» сборную России, которую формировали по результатам этой «пульки», вошло девять футболистов «Мотора».

Владимир готовил ее к всесоюзному финалу в городе Сафоново Смоленской области. Но там произошел подлинный конфуз — 0:5 от Грузии. Как отметил в своем дневнике Литовченко — «после надуманного пенальти в наши ворота стало ясно, что нас положили на рельсы и грузинский состав проедет по нам к своей цели».


Атец!
 
LindrosДата: Среда, 10.06.2009, 13:48 | Сообщение # 3
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Искра энгельсского футбола. Глава 3: иллюзия «Заволжья»

Автор: Александр Тиховод

Под этим названием энгельсская команда просуществовала около трех лет, когда бурный водоворот жизни выбивал у иных почву из-под ног, и, вопреки здравому смыслу, порою перечеркивались все былые достижения вместе с новыми починами. В итоге клуб «Заволжье» разделил долю не одного десятка собратьев, что, родившись на переломе времени, затем быстро исчезли с футбольной карты страны.

В конце 1989 года команда «Мотор» лишилась своего главного покровителя — умер директор автотреста Григорий Новиков. Его преемник был чужд спортивных страстей, и на предприятии мало-помалу перестали решать относящиеся к футболу вопросы.

Все яснее слышались высказывания, что команда — ненужный балласт. По инерции она держалась под крылом транспортников еще один сезон, а в начале следующего было заявлено — «Взнос на ближайший момент дадим, а там ищите себе другого мецената».

Литовченко принялся наводить мосты. Ему в тот раз крупно повезло: спонсор объявился быстро — в лице Александра Лексина, замечательного человека, руководителя государственно-кооперативного объединения «Заволжье».

Весной 1991-го учредители оформили свидетельство о появлении на свет первого в Энгельсе профессионального футбольного клуба. Вернее, это выглядело только попыткой создать клуб по аналогии с западными образцами, однако говорит о многом уже тот факт, что стипендии там выплачивались и десятилетним воспитанникам, чьи родители, естественно, были очень довольны.

Литовченко, по совместительству — начальник команды, при себе носил целые «простыни» ведомостей зарплаты: в структуру теперь, помимо «основы» и дубля, входили коллективы детей, юношей с тренерами Кирюшатовым и Новохацким, и молодежный состав, которым занимался Евгений Костыряченко.

Владимир Николаевич ощущал себя обретшим Эльдорадо после долгих скитаний — «Хотите видеть абсолютно счастливого человека? Вот он перед вами!» На собрании городской федерации попросил коллег пожертвовать ему всех лучших игроков. Мол, это марка Энгельса. Почти все ответили согласием, кроме представителей «Диониса» — вечных оппозиционеров, и еще — тренера-вольнодумца Александра Стрельцова.

Но рецидивировала общая головная боль — судьба Центрального стадиона. Данное спортсооружение, воздвигнутое в бытность республики поволжских немцев, длительное время считалось одним из крупнейших в Саратовской области. Когда возник посыл с предоставлением футбольному Энгельсу места в классе «Б», обязательным условием явилось возведение на объекте железобетонной трибуны.

Ее строили в ритме аврала — словно бразильскую «Маракану» к послевоенному Mundial. И неудивительно, что к 90-м годам она пришла в аварийное состояние. Вдобавок, из-за неудачной ее расположенности — солнце на закате там бьет прямо в глаза — болельщики предпочитали занимать старый деревянный «гребень» напротив.

Сама же поляна была гордостью. Ухаживали за ней, точно за дорогим персидским ковром. Теплилась надежда, что стадион передадут Лексину. Между тем, нишу собственника этой арены оккупировал небезызвестный Владимир Лукин — директор ХК «Химик» (Энгельс). Обстояло так: хоккеистам «Химика» предписывалось иметь собственную «коробку» с искусственным льдом. По проекту — как раз на территории Центрального стадиона, который относился к юрисдикции областного спорткомитета. В кресле его председателя находился тогда Борис Тищенко. Он и способствовал вердикту, чья абсурдность с позиции элементарной логики очевидна: закрепить футбольный «храм» за хоккейным клубом.

Хозяйничать на объекте Лукин взялся, будто на своем дачном участке. Первым делом нож бульдозера срыл то самое чудесное поле. Патрон пообещал сделать его еще лучше — с травой Canada green. К августу. Правда, не уточнил — какого года. Вакханалия же растянулась на целые десять лет, в течение коих, не дождались ни поля, ни катка. В конце концов, объект вернули муниципалитету.

А в свое время, чувствуя нежелательный оборот событий, Литовченко инициировал кампанию протеста, собирая подписи общественности. Над ним откровенно смеялись, но петицию поддерживали. Склеив свитки с автографами в огромный рулон, тренер подал их на имя главы города Александра Маликова. И, услышав напоследок от секретаря в исполкоме дежурную фразу: «Ваши пожелания учтем», Николаевич с командой отправился «пылить» домашние встречи на утоптанные сотнями ног разномастных игроков «такыры» — «А куда денешься? Мы, футболисты, обвыкли ко всему!»

В 1992 году «Заволжье» провело «основой» 59 матчей, включая товарищеские, и привычно победило в чемпионате, Кубке области, первенстве города и в турнире открытия сезона. Действовали почти по завету Юлия Цезаря — «veni, vidi, vici»; приехали, переоделись, размялись, быстро-быстро забили гол.

Справедливости ради, подчеркнем: большинство визави были податливыми статистами, как, допустим, «Локомотив» из Ершова, разгромленный в финале областного Кубка 13:0. Характеризуя свой неоднородный по выучке коллектив, Литовченко остроумно заметил — «Мигает, как на светофоре: хоть и красиво, но все — разными цветами».

Однако сами по себе статистические выкладки «Заволжья»-92 не могли не впечатлять: проиграно «жалких» четыре поединка (три на КФК и еще один — «Соколу», в ходе зимней «пристрелки»), забито 246, пропущено всего 30 мячей. В совокупности за отрезок с 1980-го по 1992-й ворота конкурентов поражались вчетверо интенсивнее, нежели это с командой «Литвы» делал соперник.

Причем, только лишь Александр Дюдяев — форвард бесхитростно-габаритный, с ногами как у колосса Родосского — не покидая поля без гола в какой-то период, еще и губил в каждой игре вагон выгодных моментов.

Разумеется, это было сущим пустяком, наряду с той тревогой, которую тренер испытывал за оставленный им по возрасту последний рубеж обороны. Для турнира КФК, в коем дебютировало «Заволжье», по идее требовался вратарь со школой. Им видели 26-летнего Александра Никонорова, воспитанника «Сокола», заигранного в союзном чемпионате. Мы расскажем о его «подвигах» в следующей главке.

А пока что — о выступлении энгельситов на «вертикали» от Самары до Астрахани в 5-й зоне. Основная борьба разгорелась между нашим клубом, «Гиляном» (Элиста), а также — ИСМ из Волжского. Априори битва с теми представала неравной: покровителем одних являлся лично президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, других субсидировало довольно крупное российско-итальянское предприятие. «Гилян» комплектовался исключительно из калмыков — футболистов приземистых, кривоногих (среди них было несколько резервистов «Уралана»), и всюду ездил с пачками долларов.

Название команды переводилось — «мечта», к слову, бесследно истаявшая — этот клуб (также как ИСМ) вскоре упразднили. Романтический ореол, символизированный тем именем, не подтверждался ничем. Этика гостеприимства у калмыцкого народного ансамбля по футболу полностью отсутствовала: не встретят, не разместят, и матч нарочно в самый солнцепек назначат.

В играх на плацдарме Элисты чужакам неизменно выпадало глотать пыль без всякой моральной компенсации из-за явно «бандитского» судейства: вихрь единоборств еще у ворот визитеров, но линейный арбитр уж наготове, чтобы зажечь офсайд на хозяйской половине. Вот и «Заволжье» там не устояло — 1:3.

А Литовченко — идеалист, похоже, так и не научился воспринимать подобные болезненные уколы в духе цицероновского — «O tempora, о mores!»… Однажды Александр Корешков («Алик») доставил на гребную базу «Олимпия», где жила на сборе энгельсская команда, судью из Краснодара, бывшего вратаря «Кубани» Артеменко. В известном смысле однополчане с «Литвой», они моментально нашли общий язык и, обнявшись, чокаясь рюмками, проговорили до самого рассвета. На другой же вечер этот краснодарский рефери нагло — вероломно «сплавил» футболистов Николаевича. Еще большую обиду идентичным способом ему нанес давний партнер по «Соколу» Ольшанский — «Валька! Мы ж с тобой десять лет хлебали из одной чашки! А ты что натворил? Предатель!!!»

«Заволжье» в тот год заняло 3-е строчку на КФК. По регламенту, оно не получило права перехода на более высокий соревновательный ярус, однако боссы ряда третьих команд различных зон сумели надавить по своим каналам на федерацию и, наравне с теми коллективами, Энгельсу автоматом достался пропуск во вторую лигу. Эту новость Литовченко узнал от своих ребят на тренировке в манеже саратовского Дворца спорта и поначалу ей не поверил. А когда выяснилась правдивость информации, к чувству внезапного торжества примешалась горькая досада от сознания того, что любимый шеф команды Александр Лексин до столь знаменательного события не дожил.

День 20 августа 1992-го стал воистину черным в календаре. Литовченко о гибели Лексина сообщила сотрудница фирмы, когда тренер пришел забрать автобус и суточные для очередной поездки. Путь футболистов пролегал по той роковой для гендиректора «Заволжья» магистрали. У ложбины вблизи моста через реку Большой Караман, где выстрелы оборвали жизнь Александра Андреевича, остановились, чтобы помянуть его по русскому обычаю. В полном трансе доехали до Балакова, а там поджидало еще одно страшное известие — погиб выступавший в «Заволжье» местный игрок Дмитрий Родиков.

С ним команда прощалась в морге — спортсмен лежал с зашитым после вскрытия разрезом. Мистическое совпадение: Лексин и Родиков покинули этот мир приблизительно в один и тот же час — глубокой ночью. Накануне футболист вместе с другим балаковцем — Олегом Лосицким, отпросился у Литовченко домой, поскольку хотел помочь супруге, которая ждала ребенка, с переселением на новую квартиру. Тренер категорически не намеревался отпускать их, слывших нарушителями режима («В день игры специально проверяю пляж, смотрю — елки-палки! — оба загорают!»), всегда возвращавшихся к работе в разболтанном состоянии.

Однако ребята очень стосковались по семьям, и наставник сдался. Чета Родиковых жила у родителей половины; воодушевление молодых в связи с обретением своего отдельного гнездышка было понятно. К несчастью, это новоселье обернулось трагедией. Намаявшийся хлопотами игрок по рассеянности попал сверлом в электропроводку, когда проделывал отверстия для дюбелей. Резиновых перчаток на Диме не было, к тому же он стоял босиком в металлической ванне. Разряд тока убил его почти мгновенно.

На поединок против балаковской «Синей птицы» вышли с траурными повязками на рукавах. За свою практику «штурвального» Владимир Литовченко в первый и последний раз не смог вести команду, сильно перебрав с горя. Ему в те минуты больше всего хотелось поставить крест на затее с клубом и на футболе вообще.

Прежде чем вступить в terra incognita, каковой была для Энгельса вторая лига, наши поучаствовали в областных зимних турнирах (эти их матчи Литовченко назвал «суетой коров на льду»), а затем в феврале-апреле дважды посетили Мекку предсезонных смотрин футбольных команд России — Кисловодск. Там «Заволжью» доставались далеко не слабые соперники. Им чаще всего проигрывали, но также случались эффектные победы. Скажем, над «Спартаком» (Нальчик).

Тренер, в общем-то, убедился: предстоящая кампания в чемпионате — вариант не смертельный. Разумеется, на отдельных тактических позициях у «Заволжья» трещало по швам. Особенно — в зоне последнего защитника, за которую традиционно отвечал Александр Сунаев. По возвращении со второго сбора, тот предпочел работу в коммерческом ларьке.

Исконно в команде ориентировались только на местные кадры. Приглашать иногородних, как это делали соседи из балаковского «Иргиза», было не на что, да и Литовченко, сторонником такой политики, мягко говоря, не являлся. Максимум, он мог привлечь саратовских профи, на текущий момент более никем не востребованных. Таких фигур набралось на полсостава.

Всего же в первенстве страны «пахали» 22 футболиста «Заволжья». Из них лишь четверо провели менее десяти календарных встреч, это — вратари Никоноров и Городнов, защитники Пономарев и Зайцев. Александр Никоноров, помимо роста 188, обладал всеми задатками классного голкипера. Кроме, увы, твердого характера. Изъян оказался непоправимым.

Стоило чуть ослабить контроль на тренировке, как этот «ловила» мгновенно выключался из процесса. А в игре зачастую одна-единственная ошибка полностью выбивала его из колеи. Яркий тому пример — матч в Орле на финише первого круга, после которого Литовченко уже не подпускал Никонорова к официальным поединкам. Энгельситы вели — 1:0, 3:1.

В активе наших было четыре худосочные победы, команда находилась в глубоком «подвале» турнирной таблицы и успех требовался, словно порция кислорода. Но вот форвард «Орла» резко пошел на опережение вратаря гостей, пытавшегося перехватить мяч.

«Саша в момент непосредственной борьбы струсил, и… прилег, сымитировав бросок в ноги. Счет стал равным. Через две минуты ситуация почти повторилась. Наш „часовой“ опять испугался. Причем, даже отвернул голову. А может, и глаза закрыл. Фу! Как стыдно за мужика!» — отметил в своем дневнике тренер.

Матч завершился вничью, и «рамку» безоговорочно доверили Владимиру Бутенко, пережившему своеобразный звездный час в 42 года! Никоноров потом еще один сезон выступал за саратовский «Салют», приводя его шефа Хорольцева в тихий ужас пропусками мяча в сетку непосредственно от угловых флажков, а иногда и умудряясь забить сам себе из толчеи, в падении, ударом сразу двумя ногами!…

Выше говорилось о проблеме либеро в энгельсском клубе. Поначалу эту функцию возложили на Святослава Шамшина. В связи с ним вспомнился забавный фрагмент в Майкопе перед матчем «Сокола». Резервист команды гостей Шамшин вышел первым разминаться, и тут к нему прямо на поле подбежал зритель — некая убогая личность, на вид — типичный «даун» с высунутым языком. Он вынудил Святослава поиграть в пас, а затем поставил его на ворота и забил ему несколько голов. Продолжалось это до тех пор, пока чуждый сантиментов бомбардир Серега Басов не послал «дауна» матом. Парень обиженно поплелся прочь, но Шамшин, быстро догнав сего нечаянного знакомца, в простоте душевной пожал ему на прощание руку.

К футболисту еще с детского возраста прицепилась неблагозвучная кличка. Говорят, ее придумал первый тренер Святослава Юрий Стрелков, нашедший в манере питомца изъясняться сходство с тем «Асюсяй», которое произносилось в известной репризе клоуном, беседовавшим по надувному телефону. Литовченко хотел запретить в «Заволжье» это прозвище — «Сюся», но где там!… Накануне матчей команда собиралась на базе у озера Сазанка. У Шамшина постоянно отыскивались уважительные причины для отлучек из ее расположения — то женитьба, то еще что-нибудь. Возвращался изнуренный, спал до полудня, когда его будили на тренировку, после которой он вместе со всеми обедал и потом снова ложился вздремнуть. В играх выкладывался, но и делал такие ляпы, что партнеры и наставник доходили до полного аффекта, а со Святослава — как с гуся вода.

Полную ему противоположность являл Олег Редин — весь на понтах. Правда, на роль заднего защитника тоже особо не тянул. Тем более не соответствовал данному качеству железный «тормоз» Михаил Кривенцов. Выход нашелся неожиданно. Уже осенью, по приезду в Дзержинск куда-то исчез опытный хавбек Алексей Исаев. Вестей о нем не поступало. Начали обзванивать милицию и морги. Пропавший футболист вернулся в гостиницу лишь в день матча. От него несло легким перегаром; свой «кульбит» объяснил встречей старых друзей, у кого задержался на две ночи. Литовченко в гневе решил отчислить игрока. Однако вступился капитан команды и тезка Исаева Иванов, уговоривший тренера дать виновному последний шанс.

Того бросили, словно в фильме «Гу-Га», на самый горячий участок фронта — конкретно в зону либеро, где Исаев, оправдывая свою легендарную фамилию, валился под нападающих соперника, точно камикадзе под танк. «Заволжье» победило 1:0, взяв у «Химика» реванш за поражение от него в Энгельсе тремя месяцами ранее.

Вообще, на тактические эксперименты Литовченко шел крайне неохотно. Отчасти, это оправдывалось тем, что первый круг мотали, не располагая серьезной информацией о противниках. Метод тренеров-атаманов: коли поединок дома, значит — хвост трубой, и — в атаку напролом, Николаевич отверг с порога. Да и высокоскоростных, с мощным стартовым рывком исполнителей в его распоряжении почти не имелось.

Вся команда выглядела какой-то «скандинавской» — атлетически тягучей. Стартовые 15-20 минут матча она действовала так, чтобы почувствовать, где ненадежно у нее самой. И лишь затем могла последовать пятиминутка навала. Осуществляя генеральный план, тренер подчас быстро заменял не самых плохих фигурантов.

Единственный, кто, попадая в состав при любых обстоятельствах, отдувался на поле от свистка до свистка во всех актах чемпионата 1993 года — 34-летний Алексей Иванов. В играх с лидерами зоны его ставили «волнорезом», но при сумасшедшей работоспособности, он все равно оббегал всю поляну. Его индивидуальный снайперский капитал (13) по итогам сезона был почти равен совокупной голевой прибыли всех номинальных игроков самой результативной линии «Заволжья» — средней. Свои мячи Иванов забивал после резких подключений в атаку и со «второго этажа», замыкая «стандарты». Вверху смотрелся просто великолепно. Чего не скажешь о нападении, целиком представленном коренными энгельситами, от которых не много пользы получалось и на «нижнем ярусе».

Беря во внимание количество моментов, выпадавших Александру Дюдяеву каждый матч, надеялись, что когда-нибудь его да прорвет, однако в «мастерах» этого так и не произошло: за 28 поединков ему удалось отличиться только дважды. А возвратясь через год (вместе с Литовченко) в привычный любительский футбол, в команду «Агрофирма», он опять стал «грузить» сколько угодно.

Другой основной форвард «Заволжья» — Сергей Гусев, гастролировавший на своем веку в качестве ловца счастья от Ульяновска до Украины — «гончий», левша с легкими длинными ногами, к тому времени уже наелся футболом. Гусев, добавим, был ортодоксальным индивидуалистом — по типу Драгана Джаича: обвести одного ему казалось мало, и он терзал мяч, пока вокруг не налепится целый «муравейник», где добычу отбирали, а не дождавшиеся паса партнеры растрачивали силы в холостых пробегах. Напрасно мучился с ним тренер. В общую «копилку» тогда упало пять его скудных голиков.

Присутствовала законная ревность к успехам балаковского «Иргиза», который достиг в 1993-м стадии 1/8 финала Кубка России, а в чемпионате финишировал на третьей строке. Там футболисты получали в 5-6 раз больше, чем в энгельсской команде. Это особенно раздражало. А деньги дешевели день ото дня. При Лексине оклады постоянно индексировались. Теперь же «кровные» надо было буквально вымаливать.

Увы, новый гендиректор фирмы Геннадий Сучков охладел к своим гладиаторам футбола. Литовченко, Иванов, администраторы Терин и Мотадели нередко просиживали в его приемной до самого вечера, так и не дождавшись аудиенции. Обещанную квартиру клуб вручил только Гусеву, и еще выделили одну трехкомнатную секцию на две семьи — Дюдяева и Бесшапошникова.

В сентябре из-за неуплаты аренды поля на стадионе «Торпедо» команда отправилась катать два матча на самую окраину — в поселок Приволжский. Впрочем, у желто-зеленого по цвету маек коллектива турнирные дела заметно шли на поправку. Между кругами на сборах под Хвалынском бегали кроссы по пересеченной местности. И — будто от колодок избавились: прежде по три домашних «сшибки» кряду оканчивали на «зеро-зеро», а тут за первые же десять игр 15 очков набралось!

Особенно ярко сыграли с фаворитами — «Торпедо» (Арзамас) и «Арсеналом» (Тула), разместившимися в итоговой таблице соответственно на первой и второй позициях. Что творилось на арене Арзамаса! Энгельс к 43-й минуте «нахлобучил» 3:0. «Вот кто чемпион!» — кричали зрители. Но фору гостей почти «съели» уже семью минутами спустя после возобновления партии, а в середине тайма установился «конгруэнтный» счет — 3:3. С помощью судей хозяева могли вырвать победу, однако Бутенко, о коем «Литва» позже скажет: «Памятник бы ему соорудить, да подходящего материала нет», в реактивном броске отразил мяч, пущенный с пенальти.

Когда же пожаловал к нам «Арсенал», блекнущий на фоне своего аналога с бразильцем Андрадиной в составе, но среди того окружения различавшийся, словно Голиаф в группе Давидов, установка прозвучала так: «Если вас оставят силы, то все равно, хоть на пупке, хоть на пятой точке, но — ползайте, повисайте на плечах, ногах соперников; умрите, но не вздумайте без борьбы уступить хотя бы в одном эпизоде!» И туляки, приехавшие в Энгельс королями, были стреножены, лишены оперативного простора.

Минуты бежали, результат все отсутствовал: прострел слева, прострел справа, а мяч всякий раз у энгельсской штрафной наталкивался на глухую стену. Уже и второй тайм на исходе. Арсенальцы занервничали: «В какой-то деревне выиграть не можем!» И тут наш разящий выпад подоспел: перед самым финальным свистком Олег Мамедов слева подал корнер, а Сергей Хохлов технично опустил головой мяч в «паутину». Победа 1:0 — просто блеск!… В тот год Сергей пережил тяжелую драму: его супруга скончалась при родах, но, несмотря на потрясение, футболист продолжал безукоризненно исполнять долг перед командой.

В Балакове энгельситы пропустили пять безответных мячей. С этой игрой оборвалась их светлая полоса в чемпионате, «Иргиз» же снискал тогда наиболее крупную за турнир удачу. Там настрой гостям сломало требование главного арбитра, чтобы Бутенко надел щитки. А Владимир пользоваться ими не привык: ему — бывшему конькобежцу с голенями-бутылями — стандартные по размеру пластмассовые доспехи причиняли сплошные неудобства. Но рефери был категоричен и Бутенко в «латы» облачился.

И через каких-нибудь три минуты после начала игры, ринувшись на перехват верховой подачи, с досады «махнул» мимо мяча, а балаковец Полежаев голкипера не простил. Дальше — больше: нервозность вратаря передалась партнерам, вступил в действие «принцип Домино».

«Заволжье» стало в итоге десятым в 3-й зоне. Вполне возможно, через год-другой оно показало бы себя в новом качестве — несмотря на отсутствие в Энгельсе многих важных предпосылок процветания футбола. Однако спортивные коллективы не властны над собственной судьбой, целиком зависящей от воли меценатов.

Акционерное общество «Заволжье», испытывая финансовые затруднения, отказалось субсидировать команду. Литовченко надеялся отыскать другие материальные источники — вел переговоры с фирмой «Дионис», обращался даже в областную администрацию. Увы, напрасно. В начале марта 1994 года команда исчезла (вскоре эта участь постигла и «Иргиз»). Но выступать на профессиональном уровне продолжили почти все ее игроки — кто в дубле «Сокола», кто в «Салюте», кто в пензенском «Зените».

Продолжение следует…


Атец!
 
LindrosДата: Четверг, 09.06.2011, 18:36 | Сообщение # 4
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Битые как шведы под Полтавой

Сезон 2001 года был началом конца профессионального футбола в Энгельсе. Не только слабый менедж-мент клубного руководства, вернее – фактическое его отсутствие, тому виной. Хотя после ухода Петра Гамма с должности директора «Автотракторных запальных свечей» команда полностью финансировалась из му¬ници¬пальной казны, ее окружала атмосфера безразличия – разумеется, не со сто-роны простых зрите¬лей, а в кори¬дорах власти и деловых кругах, воспринимавших «Искру» не как дос-тояние города и района, а как ча¬ст¬ную лавку Евгения Костыряченко. Последний, казалось, противился всему, что могло изменить устоявшийся в клубе порядок вещей, при котором футболисты играли за су-щие гроши, подчас находясь в откровенной ка¬бале.
Один из примеров такого рода манипуляций – со старожилом команды Анатолием Мироновым. Клуб предос-тавил ему кредит в 60 тысяч рублей на покупку автомобиля – как условие, чтобы этот талантли¬вый полуза-щитник, коим интересовались несколько ведущих коллективов второго дивизиона, остался в «Ис¬кре» еще на год. Несложный подсчет показывает: в течение означенного периода игрок должен был га¬сить по 5 тысяч руб¬лей в месяц. Тогда как базовая часть его жалования составляла 4600 «де¬ревянных», которые в тот момент пе¬рестали выдавать вовремя. Возникла ситуация двусмысленная до анекдо¬тичности: ра¬ботник, не получающий своих «кровных», вдруг сам задолжал работодателю. Дело едва не дошло до судеб¬ного разбирательства. Правда, первый же юрист, к чьим услугам обратился Миронов, легко доказал - пози¬ция клубного босса в от¬ношении игрока не выдерживает никакой критики с точки зрения закона. История за¬вер-шилась отнюдь не по¬любовно: Костыряченко в гневе от строптивости футболиста швырнул ему «разри¬со¬ван-ную» замечаниями его трудовую книжку. Для 25-летнего плеймейкера, который осознавал, что время, ко¬гда можно зарабатывать со¬лидные деньги в спорте уходит с угрожающей быстротой, это было как избавле¬ние. Миронов направился по пути, проторенному двумя другими бывшими лидерами «Искры» - в «Звезду» (Ир-кутск). Она стояла на том же соревновательном этаже, что и энгельситы, но уровень ее зарплат превышал ис-кровский на порядки: по при¬знанию переметчика за два года, проведенных им в Иркутске, он получил го-раздо больше, чем за восемь пре¬дыдущих лет в Энгельсе. Уйти же из «Искры», полностью выбив причитав-шиеся по трудовому соглашению блага, удалось лишь голкиперу Авраменко: тот сделал «ход конем», позвав на раз¬борку приехавших с Кавказа, имеющих вес в криминальной среде своих братьев, которые доход¬чиво объяс¬нили ску¬пому патрону в «Ис¬кре», что его здоровью при невыполнении условий контракта будет нанесен вред. Факт, что в данном случае все немедленно выплатили, свидетельствует: «бабки» у клуба водились, да и как могло быть иначе, если ему из городского бюджета поступало в пять раз больше финансовых средств, чем ме¬ст¬ному баскетбольному «Химику», плюс на счета «Искры» перебрасывали значительную часть ассигнований спорт¬ко¬митета. Во вся¬ком случае, есть основания полагать, что задержки жалования нередко создавались ис¬кусст¬венно. Каждому футболисту от имени руководства обычно выдавали расписки с обязательством пога¬ше¬ния долгов, что и вы¬полнялось по окончании сезона. Терпение в команде лопнуло, когда их сумма достигла кри¬тической массы, и - раздались призывы к бойкоту очередного матча. Начальство отреагировало в духе – «Разделяй и вла¬ствуй»: находившихся в аренде дублеров «Сокола» грозили за неповиновение отлучить от футбола, до¬моро¬щенных лидеров, наоборот, в случае их лояльности обещали рекомендовать на сборы главной областной ко¬манды. А делегацию игроков, явившихся в спорткомитет на переговоры по поводу зар¬платы, Костыряченко по¬просту игнорировал.
Отрицать заслуги личности, четырнадцать лет возглавлявшей спортивный департамент Энгельса, конечно, нельзя. Однако многие, так или иначе знакомые с Евгением Костыряченко, сходятся во мнении: этого по своей природе неплохого человека испортили власть и деньги. Верно и то, что в представлениях о футболе он за¬кос¬тенел на уровне коллективов физкультуры семидесятых годов, упорно не желая перестраиваться. Ему глу¬боко чужда была идея какой-либо коммерческой деятельности при клубе (к слову, на домашние игры «Бала¬ково» и «Хопра» вход зрителей осуществлялся по билетам, чего в Энгельсе не было в помине), отвергались единичные спонсорские предложения, благо, вице-президенту «Искры» бюджетная кормушка приносила бес¬про¬игрыш¬ный «профит». Стимулировать футболистов он больше предпочитал патриотическими лозунгами, хоть сам вряд ли еще верил в их эффективность. Бывало, команда выходила на поединок сразу после длитель¬ной вы¬сидки на встрече с директором завода или чиновником администрации – естественно, уже «мертвая», и то¬гда на головы игроков с тренерами взрывной по характеру Костыряченко обрушивал громы и молнии. Не¬искоре¬нимое ретроградство проявлял он в вопросах матчевой тактики, считая, например, что лучший способ по¬строения обороны – схема с последним защитником. Пусть в конце 90-х годов многие зарубежные и отече¬ст¬венные футбольные команды, и отнюдь не только именитые, перешли на игру «в линию» и по зонному прин¬ципу – в «Поволжье» так действовал «Биохимик-Мордовия» под предводительством Игоря Шинкаренко, часто в ущерб результату, зато в русле эво¬лю¬ции, чей итог – рост мастерства исполнителей.
Только при по¬следнем в своей истории главном тренере, за¬сту¬пившем на эту должность в 32 года Вадиме Ха-физове, «Ис¬кра» взяла на вооружение про¬грес¬сивную сис¬тему игры. Уже в 2001 году, будучи начальником команды, он позиционировался как ее штурман, экспансивными выкри¬ками с тре¬нерской скамейки оттес¬няя номинального наставника Дмитрия Лобова на задний план. Впрочем, опытные иг¬роки и сами не могли вос-принять всерьез тренера, который готовит ко¬манду целиком и полностью по чу¬жим конспектам, в данном случае составлявшимся Костыряченко. На почве такого недоверия то и дело вспы¬хивали конфликты, и тогда Лобов, пытаясь закрутить гайки, переводил оп¬позиционера в запас – как, до¬пус¬тим, Авраменко, тем самым, подтолкнув его к окончательному расставанию с «Искрой». Справед¬ливо¬сти ради, отметим: коэффициент на-дежности вратаря Александра Никулина, из-за своей левантийской внеш¬ности наделенного в Энгельсе про-звищем Сильвестр, дебютировавшего в домаш¬ней дуэли «Искры» со «Спар¬та¬ком» (Йошкар-Ола), которую хо-зяева выиграли 3:0, оказался на том чем¬пио¬нате бесспорно выше, чем у на¬званного предшественника. Од¬нако его карьера удалась мало - вероятно, в силу изъянов, присущих вос¬пи¬тан¬никам саратовского «Салюта», по вы¬ражению иных журнали¬стов - «на¬родной ко¬манды». Как-то во время спарринга президент этого клуба Ар-нольд Винник на¬став¬лял от¬ду¬вавшегося в «рамке» 17-летнего Никулина, - «Сань, голос! На трибуне тебя не слышно!», - «Я крик¬нул», - «Себе под нос, что ли?»; когда же сей юниор «пустил» несложный мяч, тренеры наброси¬лись на него, словно церберы, - «Нет таких позиций, откуда бы тебе не забивали!», нападками до¬ведя винов¬ника до слез.
Этот голкипер, задержавшийся в «Искре» не на один сезон, и еще Равиль Монасипов – легендарный для Са-ра¬това мастер, были ее единственно значимым пополнением в указанный период. Вопреки традиции комплекто¬вания «запальщиков» местными кадрами, из-за коей пул специалистов, отвечавших рангу энгельс-ской ко¬манды, довольно скоро себя исчерпал, и пришлось обращаться к варианту с Лобо¬вым, в заявку «Ис-кры» вне¬сли сразу четырех новых «варягов». Но вратарь Вячеслав Дмитриенко («Торпедо» Таганрог), защит-ники Мак¬сим Рыжков и Роман Черезов (оба – из КФК Воронежа), полузащитник Дмитрий Доценко («Ро¬ст-сельмаш-2») в ее календарных раутах выступали эпизодиче¬ски. Такую же малопочетную участь разде¬лили в Энгельсе оче¬редные ми¬гранты из «Са¬люта», игроки обороны Андрей Болдырев и Сергей Хорольцев, от чьей головы мяч дал ри¬кошет в собст¬венные во¬рота на матче открытия первенства - с ульяновской «Волгой». В родной ко¬манде его было принято называть по первым буквам имени и фамилии, сам ее шеф по¬рой публично укорял своего младшего брата, - «Терпеть не могу эти тупорылые пасы «эсха!». Понятно, вто¬рую часть упо-мянутого сезона тот «бомбил», вер¬нувшись в «Салют», где выкинул обычный фор¬тель. Уезжали в раннюю ок¬тябрьскую метель на заключительную игру чемпионата, Владимир Хороль¬цев объ¬явил вполне дос¬тойную сумму преми¬аль¬ных за победу, как вдруг обнаружилось отсутствие братца Се¬реги. Его на¬шли мерт¬вецки пья-ного в компа¬нии чадив¬ших сигаретами девиц. Даже в непритязательной тогда «Ис¬кре» едва ли про¬стили бы подоб¬ное по¬ведение.
Существенной потерей явилось возвращение в Пензу исполина Александра Федосеева. Его отсут¬ствие остро сказалось в домашнем матче с уренским «Энергетиком» (1:3) - за первый тайм «Искра» про¬извела уг¬ловых втрое больше, чем высокорослые соперники, но все эти подачи пролетели мимо кассы. В це¬лом стабиль¬ный и обстрелянный состав по-прежнему мог демонстрировать ставший личной визиткой «фут¬бол, изобре¬таемый на бегу», хотя было очевидно – в таком виде он живет последний се¬зон, и не только из-за финан¬совых про-блем, а потому, что наступал кризис его жанра. Как правило, «запаль¬щиков» от¬личали завид¬ные физиче¬ские конди¬ции, скоростная выносливость, достигаемые в соответствии с приверженностью Костыря¬ченко клас-сической со¬ветской футбольной школе – даже при всех огрехах в сопут¬ствующей подго¬товке. В Иркутске Ана¬толий Ми¬ронов, по собственному признанию, впечатлил тренеров именно этой частью своего арсенала. На сборах команда накручивала в день по три десятка километров кросса, преодолевая за¬тяжные подъ¬емы в окре¬стно¬стях Кисловодска. Но поручать игроку выполнение таких-то упражнений, само по себе – пустой звук. Ждать в этом смысле вразумительных консультаций от Лобова, который словно вел меха¬нически карандашом по ле¬калу, не приходилось. В результате «Искра» спустилась из среднегорья на нетвер¬дых от ус-талости ногах. На кубковую встречу с крайне ослабленным «Салютом» ей хватило пороха, а перека¬тать в темпе проме¬нада укомплектованную возрастными исполнителями и так¬тически строгую «Волгу» (Уль-яновск) было не¬мыслимо.
Всеобщее внимание приковывал сенсационным дебютом в пре¬мьер-лиге саратовский «Сокол». Правомерно ожидалось, что его успехи подстегнут к свершениям другие футбольные клубы ре¬гиона, по идее призванные служить «основанием пирамиды». В реальности шанс попасть из второго диви¬зиона в «Сокол» был равноси-лен путешествию на луну – данное поло¬жение несколько изме¬нилось лишь после вылета команды из элитного представительства. Кстати, в сере¬дине мая, когда флаг¬ман нашего областного футбола вдруг возглавил таб¬лицу чемпионата России, его дуб¬леры, как и бу¬дущий фарм-клуб – «Искра», плелись в самом хвосте своих турнирных гонок.
В беспрецедентной для энгельситов серии из четырех кряду поражений на старте первенства-2001 осо¬бенно запомнился веселый хаос на стадионе «Полет» в нижегородском Сормове. Собравшихся там пять тысяч зри-телей перед матчем разза¬доривал ог¬лушительно ревевший из динамиков чуть ироничный напев, - «Пусть все дро¬жат как кро¬лики, элей, элей, элей, элей, от нашей «Электроники»!». Поясняя, почему они вы¬езжают вплоть до Волго¬града на автобусе «ПАЗ», главный тренер этой команды вчерашних школяров Владимир Зи-новьев шу¬тил: «Моим игро¬кам пока не ну¬жен боль¬шой транспорт, ведь привозить мешки пропущенных голов из дру¬гих городов не хоте¬лось бы». Но¬вобранцам профессионального футбола в прогнозах отводилось скром-ное ме¬сто. Тем силь¬нее было по¬следую¬щее удивле¬ние Костыряченко, - «Вот это нам дали по ушам!».
Внезап¬ная жара апреля сделала лысоватую поляну пыльной и же¬сткой, что отнюдь не мешало ее постояльцам присасываться к мячу вездесущими пиявками. Лавируя в спурте, их форвард, легко обкрутив запо¬здавшего на выходе Дмитриенко, открыл счет уже на 6-й минуте. «Ис¬кра» отве¬тила «поце¬луем» в перекладину - первым успев на отскок, По¬громов до¬бил мяч в сетку. Этим удача исчерпалась. Во вто¬ром тайме «дубль» со¬орудил «электро¬ник» Бандалетов. Наконец, прозвучал контрольный выстрел – навес, удар головой, транзитом от даль¬ней штанги снаряд поражает мишень. «Один–четыре» от зеленых юнцов – чересчур жестоко. Впрочем, в тот момент и не предпо¬лагалось, что гостям из Энгельса урок преподали будущие преемники горь¬ковской «Волги», и, что под этим названием команда через восемь лет войдет в число лидеров пер¬вого диви¬зиона.
Но кто попрекнул бы «Искру» нежеланием вести борьбу? Во встрече пятого тура с павловским «Торпедо», ко¬гда в самом ее начале покинул строй Монасипов, подвернувший стопу на скользком от ливня газоне, диспет¬чер Миронов, невзирая на резко возросшую опасность травмы, ринулся на мяч с та¬кой страстью, что не избе¬жал сотрясения мозга. Причем, нашел силы доиграть до перерыва, после чего с явлениями амнезии был увезен каретой неотложки. Его партнеры же, стремясь выбраться из турнирного пике, идя напро¬лом и пробивая в кре¬стовину с 35-и метров, заставили-таки капитулировать неудобного для себя соперника.
Достигнув июньского рубежа с двумя победами и шестью поражениями в чемпионате, энгельситы, как ни удивительно при таком балансе, зависли близко к середине таблицы. И тут грянул матч, после которого го¬ле-вое сальдо «Искры» на том отрезке турнира неожиданно стало рав¬ным. Это был ее четвертый выход против «Салюта» в упомянутом году, включая выигранные с общим счетом 11:0 контрольные поединки.
Иным фигурантам команды Владимира Хорольцева вполне хватало мастерства. Фактиче¬ски лучшие годы от-дал ей Дмит¬рий Поздникин. Белобрысый щу¬плый мальчишечка, из-за небольшого для стража во¬рот сво¬его роста, ка¬залось, тонувший в их простран¬стве, взлетая навстречу ядру, кончиками паль¬цев на¬стигал его у са-мой «де¬вятки». Самое ценное – блестяще отражал пе¬нальти, взяв их целых три от «Со¬кола» звездной форма-ции - в се¬рии после кубко¬вой ничьей сара¬тов¬цев и «Энергетика» (Урень), где этого че¬ловека настроения тре-нер Пав¬лю¬ков то сравнивал с Фабьеном Барте¬зом, а то клеймил как заблудившегося в футболе. Украшали иг-рой «Са¬лют» хавбек-эквилиб¬рист Сергей Глазу¬нов и област¬ного значения «король воз¬духа» Ва¬лентин Иса-ков, там за¬вершали карьеру многие выдающиеся мастера «Сокола». Из¬на¬чально же клуб объ¬единял молодчи-ков, которые промышляли строи¬тельством, ук¬ладкой ас¬фальта или мел¬ко¬оптовой торговлей, а в свободные часы реза¬лись в футбол - «Банда и есть». Дело даже не в том, что во¬круг него всегда ошивались типы с золо-той цепью на шее и темным взглядом (посему в истории со сгорев¬шим на клубной стоянке джипом гендиректора ничего удиви¬тельного), и барышни явно не¬тяжелого по¬веде¬ния, сколько в обстановке разнуз-данности, подчас – взаим¬ной ненависти, ко¬торую нагнетало вы¬ступав¬шее за ко¬манду отребье. Хорольцев не только не пресекал «ба¬зар», но и ему по¬твор¬ствовал лич¬ным приме¬ром: де¬мон¬стра¬тивные плевки в судей в ходе матча – еще мелочь. Во всем он оста¬вался «новым рус¬ским» с пробив¬ным харак¬тером, обеспечившим не-когда ру¬бахе-парню капи¬тал и вес в об¬ще¬стве.
Не¬сомнен¬ная его черта – дар меткого слова. Двигая по макету поля шашками и буты¬лоч¬ной пробкой-«мя-чом», Вла¬димирыч от¬жигал не хуже Чапаева, объяснявшего тактику боя с помощью чу¬гунка и кар¬то¬фелин. Моно¬лог, если опустить мат, звучал приблизительно таким образом:
- Куда тебя понесло? Хочешь узнать какой у него номер? - напускался на игрока, дезориентированного ма¬нев-ром со¬перника, - С кем работать?! Коротин девяносто минут разминался, вышел – сломался. Антонов бьет промеж глаз вратарю, сколько ни давай выбегать один на один. Тимофеев еле ше¬велится. Орловский – за них. Ар¬хипов дуб дубом, страшно смотреть, что с мячом вытворяет, а с тренировки первым мыться бежит! Если б во¬дители везли так, как вы играли, две недели до Пензы ехали бы.
Иногда Хорольцев участвовал в матчах собственной персоной, веселя честной люд, ибо при всем за¬пале во-жака «порол» в игре поминутно и на ровном месте.
Единственный раз он очутился по разные стороны баррикады с братом Сергеем в тот июньский вечер, выйдя на позиции последнего защитника, скрыв ярко-желтой окраской седину своей шевелюры 46-летнего. «Салют» был разгромлен «Искрой» – 1:9 (а вскоре еще более крупно продул «Светотехнике»). По этому поводу никто уже не сотрясал воздух негодующими воплями: идя к автобусу, футболисты беззаботно хру-стели чипсами, а патрон агонизировавшей команды хранил чувства под маской кривой усмешки.
Авторство пяти в этом матче голов Александра Погромова саратовская спортивная пресса преподнесла как невероятную сенсацию, озаглавив подборку материалов – «Сашкино счастье». Ско¬рее всего, пой¬мавший фарт полузащитник не ограничился бы тогда пента-триком, не замени его во втором тайме. Уж очень рыхлой вы-глядела оборона «Салюта»; их вратарь Дружаев, по сообщению в одной за¬метке «Спорт-Экспресса» - «быв-ший грузчик», то пропускал от «Искры» азбучные мячи на линии, то элемен¬тарно по¬лучал их «за ши¬ворот». По¬громов, чья наклонность к фолу была бы заметна и с верхнего яруса «Лужников», больше четырех мячей за весь чемпио¬нат дотоле не забивавший, в первенстве-2001 с 13-ю голами стал бомбардиром энгель¬си¬тов. Как и в случае с Эськовым, СМИ тут же принялись его сватать в различные клубы выше по иерархии, но, по окон-чании сезона простившись с «Искрой», он скоро покинул профессиональный футбол и устроился на завод «Крекинг» начальником цеха. Когда-то Погромо¬вым все¬рьез интересовался «Нефтехимик» (Нижнекамск) из первого дивизиона. Однако энгельсский штаб за¬ломил грабительскую цену: классический пример того, как жадность фраера губит – клубу вообще не досталось денег за футболиста, в конце концов, ушед¬шего сво¬бод-ным агентом. Рано закончил играть и Михаил Дмитриев: не прижившись после «Искры» в командах Новомос¬ковска и Вышнего Волочка, пе¬ре¬шел на ра¬боту тренера группы подготовки «Сокола», где сам дебютиро¬вал еще в чемпионате Союза в 16 лет.
Наиболее яркое в рекордно-победном поединке «Искры» восьмое взятие ворот принадлежит Алексею Ивани-лову, в том эпизоде обведшему в штрафной площади и на ее подступах едва ли не половину обоймы «Са-люта». В 2001-м этот форвард также находился на пике результативности. Украшение его планиды – гол на выезде «Хопру» (Балашов), ударом ногой в касание по высоколетящему мячу - так, что много¬опытный «пер-ча¬точ¬ник» Сергей Павлов, будущий head coach «Сокола», толком не ус¬пел выпол¬нить бро¬сок. С короткой стрижкой, бугристым лбом, широко посаженными глазами, Иванилов казался прожженным карье¬ри¬стом. Фут¬бол, однако, не был его всем. Вышучивая прозвище «Лехи», говорили: «Кабан, живущий на «Мяске» (т.е. в районе мясо¬комбината), из Энгельса не уедет», - при поступавших предложе¬ниях. Увы, в са¬мом рас¬цвете спортивных сил он пропал не только из клуба, но и из города – назанимав денег для раскрутки лич¬ного биз-неса, раство¬рился где-то в Подмосковье.
Избиение «Салюта», следует напомнить, было прелюдией к матчу Кубка России 1/64 финала – максимальной стадии продвижения в этом турнире энгельситов, достигнутой ими дважды. К участию в нем Костыряченко относился холодно: в других случаях воспринимая поражения от команды Хорольцева ревниво, проиг¬рав на его старте «заклятым друзьям» с 5-й Дачной, отмахивался, - «Не нужен этот Ку¬бок». А почему, соб¬ственно? Разве не кубковые баталии создали имя, скажем, «Энергетику» (Урень), и не в дань героизму, с кото¬рым сра-жались в них, почувствовавшие себя не лузерами, а истинными профи игроки, этот таежный рай¬центр стали величать северной столицей нижегородского футбола? И разве их полководец Виктор Павлюков, в связи с по¬бедой своего отряда над «Аланией» услышав обращенную к нему по телефону реплику президента ПФЛ Ни¬колая Толстых, - «Федорыч, ты гений!», не осознал: жизнь бесспорно удалась? Такого признания никакие деньги не заме¬нят! Совсем иначе рассуждали боссы «Искры». Стоит ли удивляться тому, что команда, из-за крохоборства руководителей лишенная нормального транс¬порта, разъезжала на формен¬ной «кон¬серв¬ной банке»? Только после того, как пьяный милиционер сбил на¬смерть двух ее игроков и во¬дителя, вы¬шед¬ших из салона сломав¬шегося ав¬тобуса на обочину трассы, и еще нескольких покалечил, клуб рас¬коше¬лился на при-личное средство пере¬движения.
Итак, на фоне приевшихся свиданий с коллективами Ульяновской области или Мордовии «Искре», словно джек-пот, выпал в Кубке соперник из южной зоны – представитель городка Изобильный Став¬рополь¬ского края «Спартак-Кавказтрансгаз». Обретаясь в нижней части подгруппы, тот непреодолимым барьером никак не яв¬лялся. Победа выводила на казанский «Рубин» - нынешнего двукратного чемпиона страны и уча¬стника ев¬ропейской Лиги чемпионов, причем, гипотетическая встреча с ним должна была состояться в Энгельсе.
Вадим Хафизов заранее выехал к месту поединка в Изобильный. Как предполагалось, для работы с арбитрами. Сначала матч шел под диктовку гостей и, хотя, к перерыву на табло еще значились нули, тревожных при¬зна¬ков не наблюдалось. Команды уходили на отдых, и вдруг к нашим футболистам обратился главный ре¬фери, рос¬тов¬чанин Сергей Иванов с вопросом: «Ну что, будете платить?». Эти слова передали Костыряченко, тот не¬мед¬ленно от¬рубил, - «Играйте, все нормально!». Однако стоило «Искре» повести, как на нее посыпа¬лись бес¬ко¬неч¬ные свистки и штрафные. Счет выровняли через семь минут, действо перетекло в овер¬тайм. Да¬лее: два «стандарта» - два гола южан. И – все. В чей карман перекочевала сумма на бак¬шиш судьям, и суще¬ст¬вовала ли она в действительности, остается догады¬ваться. Очевидцы же сви¬детель¬ствуют – бурное полемизи¬рование на эту тему между вице-президентом клуба и начальником ко¬манды имело место быть.
Кстати, в официальных матчах с 1997-го по 2001 год энгельситы, от¬крыв счет, затем уступали порядка десяти раз. Воле¬вых по¬бед на данном этапе у них почти втрое меньше.
Однажды Павлюков заявил о том, что «Искра» в отличие от «Энергетика» располагает возможностью предос-тавлять квартиры, хотя гораздо ниже его классом. Насколько в целом различались бытовые условия той и дру¬гой команды судить трудно, но вот игровой потенциал нашего коллектива известный тренер занизил с прису¬щей ему беспардонностью. Наоборот – послужной список, школа, одаренность отдельных футболи¬стов «Ис¬кры» были намного солиднее, чем у коллег из Уреня. «Энер¬ге¬тик» не творил таких комбинаций, которые обернулись двумя голами в Эн¬гельсе дзержинскому «Си¬бур-Хи¬мику» – с подач Монасипова из центрального круга, когда мяч ложился под удар адресата, словно апельсин в хрусталь¬ную вазу. Окончание одной той атаки Эськовым было вообще из ряда вон – финтом усадил вратаря, и, сокра¬тив почти до нуля угол, подсек-таки мяч в цель. В таком стиле, например, забил полякам югослав Ка¬раси на чем¬пионате мира-1974.
Андрей Эськов, перебравший немало клубов, по сути, был игроком одной команды – энгельс¬ской. Легкое ре-шение расстаться с ним на самом его взлете - плод абсолютной непоследовательности Костыря¬ченко в кадро-вом вопросе, и, скорее всего, прийти к взаимопониманию с лучшим своим форвардом - да¬леко не скандали-стом, не позволила чиновная фанаберия. Вице-президент «Ис¬кры» неуважительно от¬зывался в кулуа¬рах и о работавших с командой тренерах – вероятно, завидуя эрудиции Смаля, авто¬ри¬тету Ва¬силь¬ева, молодой напо-ристости Хафизова. Можно ли представить себе подобное отношение к Павлюкову со стороны директора «Уренских электросетей» Бориса Лямина? Так что, вполне закономерно в очных спорах «Искры» и «Энерге-тика» победу намного чаще одерживали спаян¬ные харизматическим наставником северяне.
Возвращению Эськова в родной коллектив летом 2001-го сопутствовал благоприятный фон: в июне-июле по-терпели в чемпионате всего одно поражение - когда Виктор Цатурян, центральный защитник, поддел головой в свою сетку мяч, вброшенный соперником из аута на финише матча с «Дианой». Второй круг начали с от-мщения «Электронике», с кем получился бы полный com back, не промахнись Иванилов, перед этим устра-нивший с дороги двух полевых и вратаря нижегородцев. Итог матчу – 3:1, подвел Монасипов со штрафного – резано-изящной дугой под ближнюю крестовину, поставив зрителей на уши от восторга. До «пятерки» лиде-ров было рукой по¬дать. И тут команда отпра¬вилась в Урень.
Меня всегда влек этот край – с тех пор, как я стал очевидцем первой в профессиональном ранге победы мест-ных футболистов над «Салютом», изрядно удивившей Хорольцева и его ассистента Сатова, кото¬рые воспри-няли известие о предстоящей там игре, - «Откуда эти географические ново¬сти?». Вашему по¬кор¬ному слуге до¬велось тогда вести видеосъемку с поднятой над полем, раскачивающейся от ветра вышки спец¬машины. Очень скоро здесь возвели дополнительные трибуны с навесом и построили двухэтажный терем с VIP-ложей. Из окна поезда, летящего по магистрали Киров – Нижний Новгород, виднелось: красно-белый баннер клуба ясно про¬мелькивал сквозь ряды обступающих стадион островерхих сосен.
Пусть «Энергетик» не поднимался выше четвертого места в зоне второго дивизиона, это был подлинный фе-номен – в городке с 14-тысячным населением, чье имя в отличие от Боло¬гого, ни в каком эстрадном шля¬гере не упоминается, но, благодаря футболу, зазвучало на всю Россию. Игра клуба из «медвежьего угла» вме¬сте с главной составляющей - фактором, а вернее - культом личности Виктора Павлюкова, сыном по¬гранич¬ника из Термеза, вдохновила немало журналистских перьев. Сам словно медведь – здоровый, мощный, с го¬ло¬сом как иерихонская труба, Павлюков был в равной степени ре¬жиссером и акте¬ром на матчах «Энергетика». Зрителя это влекло как маг¬нитом. Иногда в запале выбежав к бровке, тренер ко¬манды Уреня что есть мочи орал, - «Убей его!», и футболисты, исполняя приказ, пере¬барщи¬вали с жестко¬стью.
Говорят, когда Павлюкова приглашали в саранскую «Светотехнику», ее игроки ставили в церкви свечи, моля всевышнего, чтобы эта сделка не состоялась. Накануне по¬единка с «Аланией», приехав на календарный «стык» в Волгоград, он повел команду в бассейн сдать норму смелости, прыгнув с десятиметровой вышки. Пройти ис¬пытание не решились чет¬веро. В их адрес раскатисто гремело остаток дня, - «Бабы! Тряпки!». От-казник Позд¬никин предложил, - «Федорыч, хорошо, да¬вайте вернемся туда и я нырну. Но сделаем это вместе, сце¬пившись за руки». Тренер слегка опешил, - «Знаешь, старик, не могу - колени у меня больные». Разуме-ется, он припом¬нил Поздникину, крикнув на собрании, - «Смотри мне в глаза!», и, сочтя, что вра¬тарь с эпатаж¬ной серьгой в ухе продолжает вести себя непочтительно, обрушил на него подзатыль¬ник, спо¬собный «опроки¬нуть эскадрон британской кавалерии» («Путешествия Гулливера»). Но, бывало, напившись по¬сле матча, игроки порыва¬лись избить Павлюкова, и тренер пережидал грозу, запершись на два оборота в гос¬ти-ничном номере. Такова фут¬больная жизнь.
Персонажами его театра были почти сплошь гренадеры, а самый приземистый - ростом в метр семьде¬сят пять Лычагов по прозвищу Толя-бык, с ногами толстыми как бревна, кумир болельщиков «Энергетика», долго та-щил воз бомбардира команды, в основном умея с перекошенным от усердия лицом бежать по прямой. Пред-ставитель плеяды «Кри¬сталла» (Сергач), на чье первое занятие Павлюков через газеты звал всех же¬лаю¬щих: кое-кто на этих смотринах не добивал мячом до ворот даже от линии штрафной. Игроков из чемпионата об-ласти в Урень охотно брали. Однако, придясь ко двору, те больше нигде не засвечивались – как, допус¬тим, высоченный защитник Тузиков, который не реализовал решающий пенальти «Соколу» в 1/8 финала Кубка.
Типичная картина: футболисты «возят тачку» по хлябкому от вечной сырости газону в Урене, с верхо¬туры до-носится теноровый голос Лямина, - «Ребята, игры-то нет!». Вдруг - увесистый шлепок - с от¬скока, точно под перекладину. Поведя в счете, «Энергетик» насел с удвоенной силой, взвинчивая темп, все чаще включая длинные пасы по воз¬духу со сбро¬сами во фланги, закручивая угловые к дальним стойкам. Оборона соперника не выдерживает дав¬ления. С фи¬нальным свистком хозяева торжествующе вскидывают руки, а Павлюков уда-ляется в банкетный зал тут же на стадионе, где почетных гостей – губернатора или канадскую делегацию (ко-нечно, вместе с ар¬битрами матча), ждет прекрасно сер¬вирован¬ный стол.
Успехи «Энергетика» нередко пытались объяснить ресурсом его спонсора. Сторонние доводы о щедром фи-нансирова¬нии команды Павлюков оспаривал, думается, немного лукавя. Эмиссары «Торпедо-Виктории», «Электроники», «Локомотива» недаром обивали пороги «Нижновэнерго», предлагая вкла¬дывать деньги в их клубы, а не в футбольный коллектив Уреня, который был светом в окошке для жителей округи, в часы важных мат¬чей облеп¬лявших трибуны до самых козырьков, болея не по северному страстно. Праздник большой игры в этом беднейшем уголке Нижегородской области закончился в 2008 году, когда генеральный спонсор «Энер¬гетика» перешел в структуру сетевой компании «Центр и Приволжье». Но проект здешнего клуба по идее да¬леко себя не исчерпал - стержнем тут оставались кропотливая работа и темперамент штурвального, за¬став¬лявшие команду на протяжении семи-восьми сезонов подряд прыгать выше головы.
Пять чемпионатов «Искре» не удавалось «размочить» ворота в Урене. 8 августа 2001 года оказался бесполезен и коронный пас Монасипова - мяч достался «на блюдечке» Фуникову, который, находясь один в метрах две-надцати от «рамы», попинал воздух. За аналогичный промах у своих ворот, приведший к голу, когда-то от-чис¬лили из «Искры» защитника Дениса Зайцева. Впрочем, визитеры в ключевом по¬единке с «Энергети¬ком» были обескровлены от¬сутствием фактически всей своей полузащиты и Эськова.
Выдвиженец волгоградского «Ротора» Александр Ца¬ренко, опекавший Бекхэма из «Манче¬стер Юнайтед» на Кубке УЕФА, автор 21 гола в том первенстве, как и в Энгельсе, под занавес встречи довершил дело – 4:0. Один отчет об этой игре озаглавлен – «Искру» грох¬нули в Урене, как шве¬дов под Полтавой».
Программки к матчу с лидером – «Светотехникой», дабы проверить футболистов на чувство юмора, я снабдил надписью – «Sieg oder Tod!». Костыря¬ченко на¬правился в переводческий отдел «Запальных свечей», и, выяс¬нив, что сие означает – «Победа или смерть», устроил разнос на предмет недопустимости экстре-мистских ло¬зунгов. Это была его единственная в тот вечер эмоциональная вспышка. Остальное время он со скучным вы¬ражением лица наблюдал за игрой, по всем при¬знакам договорной. Энгельситы «сливали» ко-манде, которую «Энергетик» на Кубке через год разбил на гла¬зах правительства республики Мордовия, обес-печив гастроль в Урене одного из фаво¬ритов премьер-лиги – «Сатурна-REN TV». Одни жили явлением The beautiful game, дру¬гие превращали его в бесперспективное и пошлое предприятие.
Уже не имело значения, что сезон-2001 выдался лучшим у хавбека «Искры», рекордсмена по числу матчей в ее составе - Александра Жиленко, чей лик атлета для цветной обложки, клубного секс-символа, позже при¬сут-ствовал на рекламных щитах в центре Эн¬гельса и у обочин автострад. И, словно в песок, уходили уси¬лия Ан-д¬рея Рябых, гото¬вого «пахать» за всю бригаду. С конца августа до финиша чемпионата «запальщики» одер-жали всего две победы, опустившись в итоге на одиннадцатую строку. Последний раз в том году «Искра» от-ли¬чи¬лась, разорвав «Торпедо» из Волж¬ского – 6:0. Никогда больше они вместе не собрались: по оконча¬нии се¬зона десять игроков, не желая про¬бав¬ляться одними обещаниями, расторгли контракты, а Равиль Мо¬на-сипов за¬вершил 17-лет¬нюю карьеру.
Тогда еще оставалась в силе идея издать специальный альманах. В его предисло¬вии вице-прези¬дент «Искры» толковал о больших надеждах, с коими футбольный Энгельс вступает в двадцать первый век. Приво¬дились вы¬кладки: в клубе – четыреста воспитанников, составляющие команды пяти возрастных групп и по¬стоянно уча¬ствующие в официальных российских соревнованиях, из них двенадцать человек заявлены за мастеров. Сорок че¬тыре зарегистрированных кол¬лек¬тива футбо¬листов круглый год оспаривают первенства и кубки го-рода и района. В планах – реконструкция Центрального городского стадиона и возведение учебно-трениро-вочной базы. Но как тут не вспомнить дежурную фразу Костыряченко, - «Это уто¬пия»? Его рабочий кабинет украшала модель: фантазия представила целую олим¬пийскую де¬ревню – с теннис¬ными кортами, ова¬лом для гонок на роликовых лыжах. Так должно было выгля¬деть выше¬упомяну¬тое спортсо¬оружение в резуль¬тате мо-дернизации. Этот «макет мечты» прекратил существование, вы¬бро¬шен¬ный на свалку.
«Искра» использовала объект для проведения сборов: ночевали в убогом ин¬терьере на железных кроватях с панцирными сетками. Тренировались зимой там – о, ужас – в тесном зальчике с ко¬лоннами, принадлежащем детской спортивной школе. В свое время этот стадион был излюбленным местом отдыха горожан: здесь зеле-нел парк, благо¬ухали цветочные клумбы, шумели фонтаны, звучали оркестры. Нынешнему поколению энгель¬си¬тов досталась за¬росшая бурьяном его территория, чьи основные обитатели – пасущиеся козы.
Надо констатировать, что и базовая для «Искры» арена «Торпедо», выстроенная в честь Олимпиады-80 трол-лейбус¬ным заво¬дом, среди «плацдармов» профи-команд Поволжья смотрелась как наименее приспособленная.
Районный бомонд лишь однажды посетил ее – когда Эн¬гельс навещали ветераны московского «Спартака». Рандеву тех «звезд» с мастерами «Искры» отозвалось вульга¬ризмом: по его окончании знаменитому Ринату Дасаеву пробивали пенальти бизнесмены, заплатившие за эту привилегию по три тысячи рублей – сумму весьма солидную для сред¬него жителя Энгельса. Вратарю, который противостоял Зико и Сократесу, Платини и Бонеку, Мара¬доне и Ли¬не¬керу, при¬шлось отражать удары нуворишей с периферии – мяч они пихали, не пе-реобув лакированных ботинок. Но в городе, где роскошных частных вилл не меньше, чем на по¬бере¬жье Чер-ного моря, никто стал содействовать сохранению профессионального футбольного клуба - даже когда его со-трудники выступили с открытым письмом, прозвучавшим как крик души.

Александр Тиховод


Атец!
 
LindrosДата: Четверг, 09.06.2011, 18:37 | Сообщение # 5
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
От кого Гуляев Александр <tikhovod1@yandex.ru>
Кому lindros@yandex.ru

Дорогой администратор сайта!Прошу Вас, если данный текст представляет интерес, опубликовать его.С уважением, Александр.


Атец!
 
Forum » Sport » Sport » Искра энгельсского футбола.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

by Carter Site Сайт создан в системе uCoz