FORUM Вторник, 07.07.2020, 16:32
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незванный Гость хуже татарина | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Lindros, котофей  
Forum » Sport » Sport » БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ НЕЛЛО ГОВЕРНАТО
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ НЕЛЛО ГОВЕРНАТО
LindrosДата: Четверг, 04.06.2009, 04:39 | Сообщение # 1
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ НЕЛЛО ГОВЕРНАТО

Предлагаем вашему вниманию интервью с «профессором» Говернато, человеком, дольше, чем кто-либо другой проработавшим плечом к плечу с Серджио Краньотти, помогая последнему заключать самые громкие сделки «Лацио». Бывший спортивный директор римского клуба составил специально для нас идеальную команду, в которую вошли лучшие футболисты периода его работы в Риме, и поделился воспоминаниями о наиболее значительных событиях своей карьеры, начиная с момента, когда он сам был футболистом, продолжая журналистской деятельностью, и заканчивая работой в руководстве.

Итак, Доктор Говернато, мы попробовали составить идеальную команду из одиннадцати игроков, которые вам более всего импонируют, и переход которых в «Лацио» вы помогли осуществить. Но прежде чем мы поговорим о вашей работе на посту спортивного директора, хотелось бы, чтобы вы вспомнили свою футбольную карьеру. Для всех тех, кто не видел вас на футбольном поле, как, например, ваш покорный слуга, не могли бы вы рассказать, какую функцию на поле вы выполняли?

«Я мог выполнять несколько функций, и, как ни странно, именно это мне больше всего помешало добиться большего успеха. Дело в том, что в мое время, если футболист не имел определенного амплуа, было очень сложно доказать, особенно на уровне национальной сборной, что ты действительно чего-то стоишь. В начале карьеры я играл на месте центрального нападающего, где чувствовал себя не совсем в своей тарелке. Во время моего второго сезона за «Лацио» Хуан Карлос Лоренцо решил перевести меня в полузащиту, где я, наконец, сумел реализовать свой потенциал.

Можно ли сказать, что из всех футболистов, выступающих в «Лацио» сейчас, Кристиан Ледесма похож на вас по амплуа и манере игры больше всего?

«Ледесма лучше подготовлен физически, чем был я. Футбол, в который он играет, - более скоростной, нежели в мое время. Кроме того, Ледесма – прекрасный исполнитель, даже несмотря на то, что, по моему мнению, ему следовало бы играть немного проще».

В каком состоянии находился «Лацио», когда вы защищали его цвета в качестве футболиста?

«Клуб был беден и состоял сплошь из молодых футболистов. Когда я пришел в команду, в ней блистал великий Джипо Вьяни – легенда «Лацио». Нужно сказать, что если бы тем молодым парням дать возможность проявить себя, развиваться, они бы добились многого. Но, увы, в то время руководство клуба не имело больших средств в своем распоряжении, и поэтому стоило только кому-нибудь из футболистов заиграть на высоком уровне, его тут же продавали в другой клуб. Так случилось с Мараши, Морроне, Ландони, и со мной.

Десять лет в одной команде! Как у вас это получилось? Ведь это такая редкость в наши дни!

«Быстро обосновавшись в Риме, я понял, что здесь мой дом. Я перешел в «Интер» в 1966-м году только потому, что об этом просил Ленцини. Ведь для того времени 120 миллионов были огромными деньгами. Так или иначе, проведя в миланском клубе три месяца, я понял, что не хочу там больше оставаться, и после выступлений за «Виченцу» решил вернуться в свой любимый «Лацио». Когда мне пришлось играть против «Лацио», мое эмоциональное состояние было настолько плачевным, что через пять минут после стартового свистка я повредил колено и был вынужден уйти с поля. Вернувшись в строй после травмы, я заиграл так плохо, что в «Виченце» подумали, что я беру деньги от других команд, и больше не выпускали меня на поле!»

Вы ощущаете себя вместе с Ловати легендой «Лацио»?

«Ловати провел в «Лацио» больше времени, чем я. Стоять с ним в одном ряду для меня большая честь. Мы познакомились еще в «Торино», где я выступал за юниорскую команду, а он – за первую. Кроме того, он тренировал дубль, когда я играл в «Лацио». Конечно, мне скоро семьдесят, и мне есть что вспомнить, но у Боба таких воспоминаний намного больше. Мы с Ловати – большие друзья, хотя у нас разные характеры и взгляды на жизнь».

А что вы можете сказать о Хуане Карлосе Лоренцо?

«Лоренцо был первым, кто понял, что мое место – в полузащите. Помню, что на первой же тренировке он подошел ко мне и спросил: «Что ты делаешь в атаке? Становись-ка ты в полузащиту, там тебе будет лучше!» И с того момента до самого конца карьеры я играл в центре поля. Лоренцо был своеобразным человеком. Когда я ездил в Аргентину в качестве спортивного директора, он приходил ко мне в гостиницу и говорил, что хотел бы быть похороненным на «Бомбонере», стадионе «Боки». Насколько я знаю, его желание осуществилось. Кто-то из моих друзей рассказывал, что Лоренцо кремировали, а прах рассеяли над полем стадиона его любимой команды».

Вы, вероятно, были первым футболистом, который стал журналистом по окончанию карьеры, подав, таким образом, пример другим.

«Да, наверное, я здесь действительно был пионером. Но я только писал статьи. Это было естественное решение, потому что мне нравилось писать, и Джанпаоло Ормеццано из «Туттоспорт», мой хороший друг, когда я играл свой прощальный сезон за «Савону», предложил мне поработать в качестве римского корреспондента его журнала, и я с удовольствием согласился».

Но затем, после нескольких лет работы журналистом, вы вернулись в «Лацио».

«В плане футбола это время выдалось для меня очень тяжелым, но в личностном и профессиональном плане я добился значительного прогресса, что способствовало моей дальнейшей карьере в качестве спортивного директора. В этом смысле я многим обязан Джорджио Кинальи, который, по совету нотариуса Джилардони, сделал меня ответственным за коммерческую деятельность клуба. Я хорошо помню, какой энтузиазм вселял Киналья в людей, вынужденных существовать в угнетающей атмосфере тогдашнего «Лацио». Мне также запомнилось, с каким трудом, благодаря великолепному Д’Амико, «Лацио» удалось удержаться в элите итальянского футбола».

После несколько сезонов, проведенных в «Болонье» и «Ювентусе» вы вернулись в «Лацио», которым теперь руководил Краньотти. Как прошла ваша первая встреча?

«Если не ошибаюсь, это было какое-то официальное мероприятие, кажется, презентация. Переговоры вел Бендони, работавший со мной в «Ювентусе». Был сентябрь, когда президент закончил свою первую кампанию на трансферном рынке, а вскоре мы принялись разрабатывать программу на следующий сезон».

Насколько хорошо Серджио Краньотти разбирается в футболе?

«Очень хорошо. Он знает о футболе все. Единственная проблема заключается в том, что ему нравятся очень многие игроки, и поэтому приходится ему помогать, так сказать, делать правильный выбор».

В каких вы отношениях с Дзоффом?

«В прекрасных. По своей честности и порядочности он стоит в одном ряду с Беарзотом. Это человек с необычайно стойкими моральными принципами, кроме того, что он великолепный тренер. Жаль, что в сегодняшнем «Лацио» на него не обращают внимания».

Какой футболист стал первым приобретением «Лацио», к которому Говернато «приложил руку»?

«Первым игроком, которого я предложил купить Серджио Краньотти, был Бокшич. За два года до того я уже видел Алена в деле, в матче между его «Хайдуком» и загребским «Динамо». В том матче Бокшич сделал дубль и произвел на меня неизгладимое впечатление. Еще бы: великан, бегающий по полю, как жираф. Я посоветовал руководству «Ювентуса», где я тогда работал, подписать контракт с этим футболистом, но к моему совету не прислушались. Как только я перешел в «Лацио», я порекомендовал Краньотти начать переговоры с Бокшичем, уже выигравшим к тому времени Лигу Чемпионов в составе «Марселя». Президент «Лацио» за несколько дней сумел договориться с Тапи, и, таким образом, Ален переехал в столицу Италии. Думаю, не ошибусь, если скажу, что из всех великих футболистов, купленных Краньотти за время его правления, Бокшич был самым любимым игроком президента. Помню слова Чиро Феррары после дебюта хорвата в футболке «Лацио» в матче против «Наполи», охарактеризовавшего Бокшича как «неземного» и «самого сильного форварда, против которого мне когда-либо доводилось играть».

После двух выступлений в Кубке УЕФА в команду пришел Земан. Вам не кажется, что та команда могла добиться большего?

«Конечно. Думаю, что если бы тренер был более благоразумен, команда могла бы тогда побороться за скудетто. С такими футболистами в составе, как Фузер, Винтер и Ди Маттео, с Бокшичем, Рамбауди, Казираги и Синьори в нападении, «Лацио» должен был на равных играть с конкурентами до самого конца чемпионата».

В каких отношениях вы находились с тренером?

«У нас были нормальные рабочие отношения. Земан очень молчаливый человек, он мало разговаривал, а от игроков требовал лишь одно: чтобы они неукоснительно следовали его указаниям, четко исполняли свои функции в определенной им схеме. По-моему, это один из недостатков философии, которую исповедовал Земан, так как считаю, что схема создается под игроков, которые есть в наличии, а не наоборот. Вот пример: в то время мы с Земаном ездили на матч с участием «Бордо», чтобы посмотреть на двух интересных футболистов - Дюгарри и Зидана. Не помню, как он оценил первого из них, а что касается великого Зизу, Земан посчитал, что в его схеме 4-3-3 французу просто нет места. То же произошло с Амброзини, которого я хотел приобрести, когда тот играл еще в «Чезене», но которого Земан также забраковал из-за отсутствия места в его схеме».

А идея приобрести Недведа исходила от тренера?

«Да. Земан указал нам на чеха, и мы подписали с ним контракт еще до его фантастического выступления на Евро 2006. Земан также предложил нам купить Шамота, что мы и сделали».

Какой сделкой вы гордитесь больше всего, и какую вам не удалось провести до конца?

«Больше всего я радуюсь, когда вспоминаю о приобретении Ди Маттео, игрока, который раскрылся в Швейцарии, а затем многие годы был столпом нашей полузащиты. А больше всего мне жаль, что не удалось обеспечить переход в «Лацио» Роберто Баджо. Когда Манчини закончил карьеру, мы продумывали такой вариант, но, увы, у нас ничего не вышло».

После нескольких лет, проведенных Земаном на посту главного тренера, настала эпоха Эрикссона. Как создавалась та команда?

«Надо сразу сказать, что еще до того, как выбирать тренера, мы решили сделать ставку на Манчини, и взяли его на работу. Что касается мистера Эрикссона, я хотел узнать, что думает по этому поводу Дзофф, который в то время принял от Земана команду, находившуюся практически в зоне вылета, и сумел вывести ее в Кубок УЕФА. Но Краньотти, услышав лестные отзывы о шведе, решил, что именно последний должен занять пост тренера «Лацио».

Как проходили переговоры?

«Все началось с телефонного звонка от одного моего знакомого, сообщившего, что по окончании сезона Манчини собирается уходить из «Сампдории», срок контракта с которой у него заканчивается. Нужно было действовать как можно быстрее, так как «Интер» уже давно вел переговоры с Роберто. Когда я рассказал об этом президенту, тот, как обычно, долго не раздумывая, связался с бывшим лациале и уладил все за несколько дней. Манчини, естественно, рассыпался в комплиментах в адрес мистера Эрикссона, и убедил Краньотти начать с ним переговоры о переходе в «Лацио».

Эрикссон сразу согласился?

«Когда уже почти все формальности были улажены, швед заявил, что для выигрыша скудетто нужно приобрести двух футболистов – Верона и Михайловича. Краньотти, разумеется, постарался как можно быстрее угодить своему новому тренеру, но даже в следующем сезоне по разным причинам ему не удалось приобрести ни того, ни другого игрока. Во время переговоров, однако, в разговоре с Маскарди, агентом Верона, всплыло имя чилийского футболиста, выступавшего за «Ривер», о котором в Европе еще мало что было известно, - Марсело Салас. Краньотти попросил своего племянника, жившего тогда в Бразилии, каждое воскресенье ездить в Аргентину и воочию наблюдать за игрой этого чилийца. Получив положительные отзывы об игроке, президент решил его приобрести и устроить пышную презентацию».

Были ли в эти годы неудачи?

«Да, две. Де Ла Пенья и Мендьетта. По поводу первого ничего сказать не могу. Что же касается Мендьетты, мне до сих пор не понятно, в чем была проблема. Возможно, дело было в завышенной самооценке, депрессии или в слишком большом давлении, которое на него оказывала римская публика, ожидая от Мендьетты суперигры. Так или иначе, этот парень никогда не улыбался, и был похож на бледную тень того игрока, которого годом ранее признали лучшим футболистом Лиги Чемпионов на церемонии в Монтекарло, где я имел честь присутствовать».

Почему Недведа отдали в «Ювентус»?

«Краньотти просто решил продать Недведа, и подписал соглашение с Моджи. Когда Павел об этом узнал, он приехал в Формелло и заявил как президенту Краньотти, так и самому Моджи, с которым долго беседовал по телефону, что сделка его совершенно не интересует, и он не собирается уезжать из Рима. Оценив ситуацию, Краньотти решил пойти на попятную, и подписал с Павелом новый контракт на четыре года».

А что случилось потом?

«Моджи не захотел сдаваться, и вместо того, чтобы порвать договор, подписанный президентом Краньотти, положил его в ящик стола, надеясь рано или поздно уговорить Недведа переехать в Турин. В конечном счете, он оказался прав. В то время, как мы отправили Павелу письмо-вызов на тренировочный сбор, не подозревая, что на самом деле происходит, Моджи и Джираудо слетали в Прагу на личном самолете и убедили Недведа перейти в «Ювентус». Когда мы об этом узнали, сразу поняли, что проиграли, так как Моджи действовал совершенно законно, используя подписанный ранее договор с Краньотти. Таким образом, в конце лета «Лацио» остался без одного из своих лидеров».

После завоевания скудетто «Лацио» пришлось пережить довольно сложный период, что связано с переходом Эрикссона на работу в национальную сборную Англии. Сейчас, по прошествии лет, можете ли вы сказать, что не уйди швед из «Лацио» раньше, ситуация сложилась бы иначе?

«Не знаю, мне кажется, не в этом дело. Если бы Эрикссон ушел раньше, это бы ничего не изменило. Помню, когда швед рассказал мне о предложении от англичан, сезон стартовал, и «Лацио» уже потерпел несколько поражений. Если откровенно, Эрикссон мне также сказал, что если бы Краньотти предложил ему такую же сумму, как английская федерация, он бы остался в Риме. Но президент не пошел на этот шаг, и решил заменить шведского тренера на Дзоффа. Мне кажется, что если бы в матче против «Бари» Дальма не забил тот злосчастный гол, и если бы наши нападающие не разбазарили по крайней мере пять стопроцентных голевых моментов, все сложилось бы по-другому. Не знаю, смогла бы «Рома» сдержать нас тогда».

Как эксперт на трансферном рынке, что вы можете сказать о работе Вальтера Сабатини?

«Сабатини знает футбол и футболистов. Думаю, имея такие средства в своем распоряжении, ему удалось приобрести очень интересных игроков. Я оцениваю его деятельность только с положительной стороны. Конечно, хочется похвалить и Делио Росси, показавшего себя прекрасным тренером, хотя недавно мне не понравилось его отношение к Стендардо, который мне очень импонирует».

Какие недостатки и сильные стороны в работе нынешнего руководства клуба вы можете выделить?

«Большой заслугой Клаудио Лотито является то, что он возглавил «Лацио» в очень сложный момент и помог клубу подняться с колен, собрав в нем исполнительней высокого уровня. Что мне не нравится, так это то, что он вкладывает средства в команду, как мне кажется, исключительно из холодного расчета, не испытывая никаких настоящих чувств к «Лацио».

Источник: Lazialita.


Атец!
 
Forum » Sport » Sport » БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ НЕЛЛО ГОВЕРНАТО
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

by Carter Site Сайт создан в системе uCoz