FORUM Пятница, 10.07.2020, 23:20
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незванный Гость хуже татарина | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Forum » Fans \ Ultras \ Hooligans » Russia » "Косовский кризис и московские футбольные фанаты:..."
"Косовский кризис и московские футбольные фанаты:..."
LindrosДата: Суббота, 12.01.2008, 01:31 | Сообщение # 1
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Козлов Л.Е., старший преподаватель кафедры международных отношений

Косовский кризис и московские футбольные фанаты: субкультура между национализмом и глобализацией // Российская молодежь и глобализация: Сб. статей научно-практической конференции 3-6 октября 2002 г. / Отв. ред. Агеев А. И., Кудинов В. А.- М - Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2002.- С. 25-31.

24 марта 1999 г., не достигнув компромисса с властями Союзной Республики Югославия по проблеме Косово, воздушные силы НАТО начали наносить удары по югославской территории. Протесты против действий альянса прокатились по всему миру. В Москве около посольства США, главного организатора балканской операции, собрался митинг. В течение нескольких дней посольство практически находилось в осаде. Зачинщиками антиамериканских выступлений оказались фанаты московских футбольных клубов ЦСКА и "Спартак".
Антиамериканская акция продемонстрировала причудливую смесь национальных традиций и элементов глобализации, присущую фанатской субкультуре российской молодежи. Данная работа ставит целью рассмотреть на указанном историческом примере роль глобализации в развитии российского фан-движения в его столичном варианте, выявить те последствия, которые вызвало соприкосновение местной национальной культурной основы и западного социального института. Термин "субкультура" будет употребляться здесь в значении элемента культуры, т.е. системы ценностей, представлений о жизни и поведенческих кодов какого-либо общества, в котором субкультура социально и пространственно обособлена [9. С. 95].
Несмотря на остроту ситуации, массовая печатная пресса отвела выступлению фанатов лишь несколько строк на своих страницах. Большее внимание обратило телевидение. В настоящем исследовании в качестве основного источника использована статья из 8-го выпуска фанзина (фанатского альманаха на правах рукописи) "Ultras news", выходящего в Москве стараниями поклонников "Спартака", в которой эпизод описан наиболее подробно.
Итак, 24 марта в десять часов утра около трехсот фанатов "Спартака" и ЦСКА, а также московских скинхэдов прошлись маршем от станции метро "Баррикадная" к посольству США. Там они выразили свою солидарность с сербами скандированием соответствующих лозунгов и метанием стеклянных бутылок по стенам посольства. Через некоторое время милиционеры, охранявшие посольство, решили пресечь такие действия и выдернули из толпы одного фаната. Тогда остальные смяли турникеты и ринулись на милиционеров отбивать соратника. Столкновение закончилось тем, что ОМОН оттеснил фанатов к метро. Те разбрелись по окружающим переулкам и через сорок минут собрались на прежнем месте. Задержанных, числом примерно 50 человек, среди которых находились этнические сербы, отпустили в тот же час. В основном это были люди от 18 до 32 лет [10. С. 3].
Инцидент успел привлечь внимание телевидения, и, после полуденных новостей, к посольству стеклась значительно большая толпа протестующих против бомбардировок Югославии, среди которых зачинщики уже не составляли большинства. Фанаты тем же вечером совершили вылазку к резиденции посла США на Арбате, а также нанесли ущерб зданию одного из ресторанов "Макдоналдс" и "какому-то солидному пабу". Основные действия были намечены на 26 мая, но их пресек уже готовый к таким акциям ОМОН, разогнавший фанатов по дворам. После неудачного выстрела по посольству США из гранатомета страсти в Москве, в целом, утихли.
Излагая ход событий в "Ultras news", автор подчеркивает, что главным стимулом для участников акции стал политический: "Важным в этой акции было одно: московская фан-общественность в сложные для страны и братских народов времена умеет сплотиться как никогда, чтобы дать отпор любым врагам России, кем бы они ни были - янки, сионистами, чеченцами, или кем-то там еще". Для более глубокого понимания предмета рассмотрим вкратце историю советского и российского футбольного фанатизма.

Фанатская субкультура пришла в СССР из Западной Европы, ее источником и эталоном выступила Великобритания, где традиция активной поддержки (в самых разнообразных формах) любимого футбольного клуба, собственно, и зародилась. Пионером в России выступила молодежь Москвы и Ленинграда, наиболее восприимчивая к инонациональным заимствованиям. В 1980-ые годы фан-движение развивалось лишь в крупных городах СССР. В 1990-ых годах футбольный фанатизм широко распространился по всем российским регионам, но по массовости и, соответственно, по влиянию с Москвой и Санкт-Петербургом сравниться никто не мог. За четверть века фанатская субкультура России выработала необходимые традиции, ритуалы, сленг и стереотипы поведения, чтобы существовать в последние годы уже как достаточно обособленная подсистема общества, как сформировавшийся социальный организм.
В двух словах суть фанатской культуры можно описать как "агрессия и движение". Два кита, на которых всегда покоится авторитет фаната в своей среде - путешествия за командой на выездные игры и готовность поддержать ее престиж своими кулаками. Второй элемент в фанатской субкультуре Москвы выражен на общероссийском фоне особенно ярко. Агрессия по отношению к враждебным фан-группировкам и правоохранительным органам постоянно культивируется на страницах фанзинов и фанатских интернет-сайтах и зачастую уже никак не соотнесена с самими футбольными матчами. Выражены они у разных ее членов в различной степени. Статья анализирует прежде всего эту "боевую" часть субкультуры, называющую себя "хулиганы".
Формирование такого стереотипа демонстрирует нам типичный пример глобализации, едва ли не главнейшей тенденции культурной, политической и социальной жизни всего человечества после Второй мировой войны. Спорен вопрос о том, доминируют ли западные культурные ценности в ходе глобализации, постепенно унифицирующей национальные культуры, но в данном конкретном случае вестернизация налицо. Распространение западных образцов для любой российской субкультуры вообще в последнее десятилетие значительно облегчено развитием средств связи, в особенности Интернета, и множительной техники. В настоящее время наблюдается бурный расцвет самиздата и неформального общения на расстоянии, а поскольку эта деятельность официально никак не регламентирована, то внимания на политкорректность самодеятельные авторы обращают мало. Таким же образом информация из Западной Европы приходит в Россию. Кроме того, после падения "железного занавеса" не встречает препятствий и личное общение отечественных и зарубежных фанов.
В фанатской среде, в частности, активно дискутируются проблемы национализма и расизма, причем, как правило, высказываемые взгляды далеки от толерантных. Национализм был исконно присущ и европейским фанатам, имея благодатную почву для развития по причине массовых миграций жителей Азии и Африки в Западную Европу. К национализму в фанатской этике всегда присоединялся также и локальный патриотизм, ритуальная защита своей территории. В случае же с осадой американского посольства в дело дополнительно вступили славянофильские настроения, постоянно поддерживаемые в определенной части общества.


Атец!
 
LindrosДата: Суббота, 12.01.2008, 01:32 | Сообщение # 2
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Российское славянофильство восходит своими корнями к концепции "Москва - Третий Рим" (XV век). Активное участие России в освобождении южных славян от османского владычества создало представлениям об исконности дружбы православных народов России и Балкан прочную основу. Несмотря на то, что после Крымской войны Россия никогда уже не обладала решающим влиянием на Балканах, а после Берлинского конгресса 1878 г. даже с Сербией отношения стали развиваться, в основном, в русле обыкновенного политического расчета, славянофильство никогда не исчезало окончательно. ХХ век оказался для отношений России и южных славян наиболее сложным, но с падением коммунистической идеологии ее место во многих умах занял национализм, в том числе и поликультурный, каковым является славянофильство. Подобные взгляды разделялись меньшинством общества, которое, однако, своей активностью создавало преувеличенное мнение о собственной влиятельности.
В результате получилась интересная смесь, которую мы и можем видеть в рассказе о событиях возле посольства. Фанаты - патриоты, националисты и хулиганы - идут протестовать против нападения на "братский народ". Обстоятельства благоприятствуют этому. Своей однозначно антисербской позицией НАТО и США создают слишком удобную мишень для критики, и агрессивное поведение фанатов в тот момент оказывается общественно приемлемым из-за всеобщего негативного восприятия населением России акции НАТО. Однако так ли важен в их протестном действии политический повод?
Воззрения об исконной и братской русско-сербской дружбе воспроизведены авторами "Ultras news" абсолютно стереотипно и некритически (хотя среди московских фанатов много весьма образованных людей). То есть, стремление приблизиться к образцу националиста превалирует над необходимостью трезвого анализа югославских событий. Резкий, непрагматичный национализм, мало задумывающийся о критическом восприятии действительности, выполняет, среди прочего, и функцию демонстрации своего нонконформистского поведения. Именно в этом ключе развивается российское фан-движение в 90-ых годах, в то время как основная часть общества создает запрос на "безопасный патриотизм" [3. C. 47].
Правый радикализм фанатов может достигать и значительно большего уровня. Например, в Сербии из фанатов "Црвены Звезды" создавал свои иррегулярные формирования для ведения войны в Боснии и Герцеговине известный полевой командир Аркан. Однако патриотизм и национализм российских фанатов не мешает им устраивать беспорядки во время игр национальной сборной, среди которых наибольший масштаб имели волнения 11 июня 2002 г. в Москве на Манежной площади, после коллективного просмотра матча сборных России и Японии. Здесь агрессия была практически не соотнесена с традиционными "врагами России", под горячую руку фанатов попадали все без разбора, в том числе и русские [7].

В рассказе "Ultras news" о событиях 24 марта особо подчеркнута радость инициативы: "И как отрадно осознавать, что это все замутили именно МЫ, все это началось именно с нас!" Субкультура, извечно противопоставленная в поведенческом аспекте социуму, впервые заслуживает общественное одобрение своим действиям. Акция получает довольно большой резонанс в обществе, о ней сообщают электронные и печатные средства массовой информации. Она поддержана как известными политиками (В. Жириновский и др.), так и простыми людьми. Около посольства к вечеру собралось уже несколько тысяч человек, в воздухе стоял непрерывный гул от автомобильных гудков, которыми проезжающие по Садовому кольцу выражали свою поддержку демонстрантам.
Традиционно фанаты не смогли обойтись без того, чтобы не втянуться в столкновение с милицией. Еще один важный момент: в США, главном организаторе бомбардировок, культура спортивного фанатизма отсутствует, эталоном в данном плане они выступать не могут. А, например, у британского посольства в России протестовали лишь традиционные политические силы, на отношении российских фанатов к британским бомбардировки Югославии, активно поддержанные Лондоном, в дальнейшем никак не отразились.
Таким образом возможно предположить, что национализм и связанные с ним политические установки выступают в данном случае как практическое идейное наполнение заимствованного из Западной Европы социального института, который уже достаточно прочно укоренился в структуре российского общества, хотя и оказался в России культурной инсценировкой [5], т.е. возникший на Западе образец был механически перенесен на советскую культуру спортивного боления. Именно этот институт в первую очередь определяет поведение входящих в него людей, а его формальная составляющая эволюционирует гораздо легче, что мы и видим на примере фанатской идеологии 90-ых годов.
В последнее время в фанатской среде стали более четко разводиться категории "хулиганство" и "NS" (национал-социализм), ранее сливавшиеся в один идейный и поведенческий образец. Более осмысленным стал подход к истории праворадикальных идеологий - фашизма и национал-социализма. Однако в 1999 г. ситуация выглядела несколько иначе. Именно на этот момент пришелся пик активности "Русского национального единства", наиболее серьезной попытки организовать крайне правую партию в общегосударственном масштабе, что обуславливалось внутри- и внешнеполитическими факторами. С одной стороны, страна готовилась к парламентским и президентским выборам. С другой стороны, Россия испытывала наибольшее за время после распада СССР внешнеполитическое унижение, когда ее мнение по поводу урегулирования ситуации в Косово было проигнорировано, а единственный значимый инструмент влияния в мировой политике, Совет безопасности ООН, был бесцеремонно отодвинут США на задний план.
По нашему мнению, совокупность всех факторов, среди которых культурные играли решающую роль, а политические - вспомогательную, обусловили участие фанатов в политическом процессе. Небольшой, в сравнении с вооруженными силами, деструктивный потенциал участников антиамериканской акции, естественно, не мог вызвать заметных последствий во внешней политике России. А определенный консенсус по внешнеполитическим вопросам с консервативно и националистически настроенной общественностью исполнительная власть в период пребывания Е. М. Примакова во главе МИД РФ и правительства РФ (1996-1999) уже выработала.

Говоря о культурных основаниях исследуемого эпизода, следует указать на специфические коллективные практики, которые, по мнению А. Илле, имеют в фанатской субкультуре центральное значение, создают стиль жизни фаната: "Именно это и привлекает большинство участников. Сленг, символика и атрибутика выполняют вспомогательную роль"[5]. Акция у посольства США полностью подходит под определение коллективной практики, она была выполнена с соблюдением всех традиций фанатской субкультуры. Уникальным в ней стала лишь направленность действия.
Отношения с Западом у России в 90-ые годы развивались достаточно сложно, бомбардировки Югославии стали пиком их ухудшения. Западноевропейские державы, в целом, придерживались единой линии с США относительно России. Тем не менее, на развитии в России заимствованного из Западной Европы социального института футбольного фанатизма негативным образом это не сказалось. Хотя данная субкультура декларирует ориентацию на патриотизм и национализм, Запад остается для нее источником стереотипов поведения.
Фанатская субкультура прочно вошла через механизм усложнения в процессе межкультурной коммуникации в российскую молодежную среду. Московская молодежь, в силу возраста и среды проживания, оказалась к такому заимствованию наиболее восприимчива. Как представляется, именно во взаимодействии этого социального института с общей системой отечественной культуры лежат истоки политического действия его представителей в период косовского кризиса, а не в традиционной политической культуре, формально выставлявшейся участниками антиамериканской акции на первый план.

Литература

1. Борода. Русские и сербы - братья навек // Ultras news. М. №8 (19 марта 2000) // опубл. на http://un.fanats.ru/un8/russerb.htm.
2. Бронзова М. Акции протеста в Москве // Независимая газета. 1999. 27 марта. С. 3.
3. Бызов Л. Г. Новый политический консенсус в России. От государства "смуты" к государству "термидора // Россия и современный мир. 2000. №3. C. 42-54.
4. Ерасов Б.С. Социальная культурология. М.: Аспект-Пресс, 2000. 591 с.
5. Илле А. Футбольный фанатизм в России: Фан-движение и субкультура футбольных фанатов // Молодежные движения и субкультуры Петербурга. СПб., 1999 // опубл. на http://subculture.narod.ru/texts/book2/ille.htm.
6. Оганов А. А., Хангельдиева Г. Г. Теория культуры. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. 384 с.
7. Пятилетова Л. Витя пригласил Васю побузить // Российская газета. 2002. 18 июня. С. 3.
8. Ред. Fuck off, NATO! // Ultras news. М. №8 (19 марта 2000) // опубл. на http://un.fanats.ru/un8/nato.htm.
9. Сергеев С. А. Молодежные субкультуры в республике [Татарстан] // СоцИс. 1998. №11. С. 95-102.
10. Ульянов Н. Протест россиян нарастает // Независимая газета. 1999. 26 марта. С. 1, 3.
11. Футбольные фанаты - против войны в Югославии // Известия. 1999. 26 марта. С. 2.

vvsu.ru 2002г.


Атец!
 
Forum » Fans \ Ultras \ Hooligans » Russia » "Косовский кризис и московские футбольные фанаты:..."
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

by Carter Site Сайт создан в системе uCoz