FORUM Пятница, 10.07.2020, 21:19
Главная страница | Регистрация | Вход Приветствую Вас Незванный Гость хуже татарина | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Forum » Fans \ Ultras \ Hooligans » Italy » «ЛАЦИО»: СТО ЛЕТ ЛЮБВИ
«ЛАЦИО»: СТО ЛЕТ ЛЮБВИ
LindrosДата: Четверг, 04.06.2009, 04:04 | Сообщение # 1
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
«ЛАЦИО»: СТО ЛЕТ ЛЮБВИ (ЧАСТЬ 1)

Автор: Яна Дашковская

Есть клубы, которые выиграли все, и за это их любят. Есть клубы, которые выигрывали много, их за это тоже любят. А есть клубы, которые просто любят. За то, что они есть.

Именно такой клуб «Лацио». Это клуб, который продолжают любить, даже когда уходят в поисках лучшей жизни. Вспомним: Роберто Манчини, тренируя «Фиорентину», вышел в шарфике «Лацио»; Недвед был уже в футболке «Юве», но с розой «Лацио»; Фиоре в футболке «Виолы», но целующий небесно-голубую розу перед целым стадионом… Это клуб с особой атмосферой: только тренер «Лацио» (в данном случае – Делио Росси) мог прыгнуть в фонтан в зимнюю ночь, чтобы отметить победу в дерби… Это клуб, болельщики которого, могут сказать примерно такое: «Зачем нам скудетто, если у нас не будет Беппе (Синьори)?» Потому что победа для них – не самоцель: главное – быть с командой, а остальное приложится…

«Лацио» подарил Италии не только великих футболистов, таких, как Пиола, Киналья, Неста, но и представителей других видов спорта. Потому что «Лацио» – это еще и вторая в Европе организация по количеству видов спорта, которые в ней культивируются. И лациали по праву могут гордиться великим чемпионом-велосипедистом Фаусто Копи, выигрывавшим Тур де Франс и Джиро д’Италия, многократным олимпийским чемпионом, фехтовальщиком Недо Нади, пловцом Паоло Пуччи, первым итальянцем, выигравшим титул чемпиона Европы и многими другими.

«Колись давно, за царя Гороха…»

9 января 1900 года на обледенелой скамейке на Пьяцца дела Либерта благодаря энтузиазму восьмерых молодых людей (Джакомо Биджарелли, Одоакре Алоизи, Артуро Балестрьери, Алчесте Грифони, Джулио Лефевра, Галилео Масса, Альберто Месонеса и Энрико Венье) во главе с офицером-берсальером Луиджи Биджарелли было основано Общество спортивной ходьбы (Societa’ Podistica). Когда встал вопрос о названии для нового клуба, инициативу проявил лидер Луиджи Биджарелли, сказав примерно следующее: «Уже есть гимнастический клуб под названием «Рома», поэтому мы дадим клубу более великое имя – «Лацио», ведь Рим – это часть Лацио!» С цветами разобрались еще легче: «Возьмем цвета греческого флага в честь родины Олимпийских игр, а нашим символом будет традиционная римская фигура – орел с раскрытыми крыльями». «Concordia parvae res crescent» («При согласии малые дела растут») стало девизом, который, впрочем, не прижился. Что неудивительно – чего-чего, а согласия в «Лацио» всегда не хватало…

В первый год существования клуба Биджарелли и компания принимали участие в различных региональных соревнованиях по бегу. И только в 1901 году лациали познакомились с футболом - благодаря вступившему в их ряды Бруно Сегеттини, французскому иммигранту из парижского «Расинга». В 1902 году, 16 мая, был сыгран первый официальный матч, первое дерби против своих бывших друзей, которые отделились и основали «Виртус». Перипетии этого поединка тщательно задокументированы.

Свои имена в историю этого матча вписали следующие игроки: Балестьери, Грасси, Грифони, Поллина, Д’Амико, Мариотти, Пеллегрини, Анкерани, Мазини, Риччи и Голини. Игра прошла на поле «Пьяцца д’Арми» (по воспоминаниям очевидцев, оно представляло собой огромный прямоугольник, средину которого кое-как приспособили для футбола с деревянными стойками ворот, сделанными столяром Альберто Каналини). Зрителей собралось около 200.

Итак, «Лацио» прибывает на игру. Традиционная фотография на память. Санти Анкерани достает из рюкзака 11 курток с бело-голубыми нашивками и английскими воротниками. Балестьери хватает мяч. Основатель Биджарелли по случаю надел парадную форму берсальера. Представители «Виртуса» поджидают начала матча вместе с новобранцем Каммарота, рыжебородым гигантом, наводящим страх на лациали.

Среди присутствующих - близкий друг Биджарелли Романо Дзангрилли, который громко поддерживает лациали, тем самым предвосхищая славное будущее болельщиков «Лацио», славящихся на всю Италию преданностью и свирепостью.

Наконец, команды выходят на поле, начинается игра. Лациали играют лучше, потому что у них больше опыта, чем у виртуссини, которые ведут себя неорганизованно и грубо. На поле – настоящая рубка, воспламеняющая толпу. Неосторожный болельщик крикнул «Але, але «Виртус!» и тут же напоролся на гнев Дзангрилли, который схватил его за усы и потребовал: «Или кричи «Форца, Лацио!», или проваливай отсюда!» Тот, испугавшись, сразу стал поддерживать «Лацио».

Матч продолжается: борьба и еще раз борьба. Анкерани, центрфорвард, тренер и капитан «Лацио» в одном лице, пытается освободиться от персональной опеки Каммароты, но тот не отпускает. Хитрые виртуссини думают, что если смогут остановить Санти, то остановят и «Лацио». Пока что их расчеты оправдываются: первый тайм заканчивается нулевой ничьей.

Дзангрилли злится на Каммароту, подбегает к нему, хватает за бороду, несмотря на рост и комплекцию последнего, и кричит: «Если не дашь играть Анкерани, то останешься без бороды!»

Тем временем интеллигент Анкерани объясняет задание Мариотти и Д’Амико – не давать Каммароте ни минуты передышки. Это приводит к тому, что рыжебородый начинает проигрывать одно единоборство за другим, а Анкерани удается трижды поразить ворота ненавистного «Виртуса». Так «Лацио» выигрывает дерби, доказывая свое право называться первой командой Рима.

Лациали во главе с неугомонным Дзангрилли празднуют победу на улицах, крича что-то вроде: «Мы заставим услышать о нас… Весь Рим должен знать, что «Лацио» играет в футбол лучше всех в городе!»

Кто все-таки принес футбол в Рим?

Вопрос «Кто принес футбол в Рим – «Лацио» или «Рома»?» сродни извечному спору о том, кто придумал футбол. Ответ на него ничего не меняет, но обе тифозерии упорно продолжают находить аргументы.

Аргументы лациали мы уже выслушали. Они говорят: «Посмотрите на дату основания клуба, и все вопросы снимаются автоматически». И еще указывают на француза, рассказавшего им о футболе через год после основания, и на дату первого официального матча – 16 мая 1902 года.

Аргументы романистов звучат примерно так. Официально зарождение римского футбола датируется 1901 годом, но не благодаря случайному рассказу какого-то француза, а потому что именно в том году появился на свет «Римский футбольный клуб» (Football Club di Roma). Это значит, что футбольный клуб, чисто футбольный, существовал уже тогда, когда лациали продолжали БЕГАТЬ, а футбол оставался для них эпизодическим развлечением, примерно таким же, как и игра в карты с друзьями.

Не было других клубов, с которыми можно было бы соревноваться на равных, и потому «Римский футбольный клуб» не провел ни одного официального матча. Однако именно этот клуб должен считаться первой настоящей футбольной командой столицы.

Спортивное общество «Лацио» открывало другие спортивные секции, но не футбольную. Эта секция появилась много позже, в 1910 году, намного позже основания второй римской команды Il Roman. Она появилась в 1903 году как чисто футбольная, в то время как «Лацио» продолжал бегать и только бегать! Напомним, что «Роман» был одним из трех клубов, которые вошли в состав «Ромы» в 1927 году.

Первые шаги в футболе

Идея занятий футболом сразу же пришлась по душе местным ребятам, которые начали распространять эту игру по всему городу. В это время в команде дебютирует первый легионер португалец Дос Сантос, благодаря игре которого «Лацио» вновь доказал свое превосходство в Риме, одержав четыре победы над «Виртусом».

Постепенно команда приобрела известность и на национальном уровне. «Лацио» заявил о себе довольно громко, приняв участие в турнире в Ливорно в июне 1907 года, обыграв три команды за день: «Луку» – 3:0, «Пизу» – 4:0, «Ливорно» – 1:0. Героями той победы, вызвавшей широкий отклик в прессе, стали: Бомпьяни, Маррайени, Федеричи, Омодеи, Дос Сантос, Факкани, Корелли I, Корелли II, Анкерани, Сарачени и Пеллегрини.

В 1908 году «Лацио» продолжал доминировать в столице, взяв по ходу Кубок Тости («Лацио» – «Роман» – 5:3) и Кубок Баччелли («Лацио» – «Виртус» – 5:0). После побед в Ливорно клуб также обыграл «Наполи», тем самым поднимая престиж столичного футбола. Но в финале сезона лациали вчистую проиграли «У.С. Миланезе» (U.S. Milanese), наглядно продемонстрировав, насколько футбол центрально-южной Италии уступал северному.

В 1909 году снова были завоеваны Кубок Тости и Кубок Баччелли. У команды появился новый внутригородской соперник – «Фортитудо», впрочем, бьянкочелести его легко обыграли. Встретившись с «У.С. Миланезе», «Специей» и «Андреа Дориа» в финале сезона, «Лацио» занял последнее место в группе.

Первый официальный чемпионат столицы, ставший триумфальным для «небесно-голубых», был проведен в 1910 году. «Фортитудо», «Роман» и «Ювентус» (Рим) ничего не смогли сделать с командой, игроки которой стояли на несколько ступенек выше их. Красноречивы цифры: в 6-ти матчах «Лацио» забил 31 гол, а пропустил всего 6, оторвавшись от второй команды «Романа» на 5 очков.

В 1911 и 1912 годах «Лацио» снова выиграл чемпионат Рима, не приложив особых усилий, и совершил вылазку в Неаполь, где доказал свое преимущество, обыграв местную команду со счетом 3:1. Лидерами той команды были Корелли, Гаслини, Фьораванти, и особенно выделялся Сарачени.

В 1913 году «Лацио» впервые принял участие в финале национального чемпионата, но, к сожалению, неудачно – 0:6 от «Про Верчелли».

Через год «Лацио» снова выиграл чемпионат города: 10 матчей, 10 побед, особенно поражает разница мячей – +47! В национальном чемпионате – финал с «Казале», проигранный в двух матчах – 1:7 и 0:2. В одном из матчей некому было играть, поэтому на поле вышел кассир команды – Перуджини… В соперничестве с «Болоньей» и «Моденой» добыт еще один незначительной трофей – Кубок Пасхи.

В 1915 году «Лацио» провел первый сезон на поле «Рондинелла». Впервые лациали уступили чемпионат области «Роману», но всё равно именно они должны представлять Рим в национальном чемпионате. «Лацио» уже готовился к встрече с «Луккой», когда началась Первая мировая война, и Федерация была вынуждена отдать без борьбы титул «Дженоа». Многие лациали отправились на фронт, среди них лидеры команды Битетти, Корелли, Консильо, Бранка, Гаслини, Фьораванти, Сарачени и многие другие.

Хроника

Сезон 1919 года примечателен лишь приходом в команду 14-летнего Фульвио «Фуффо» Бернардини, надевшего сначала вратарский свитер. В чемпионате провинции «Лацио» стал третьим, тем самым потеряв все шансы продолжить борьбу на национальном уровне.

В 1920 лациали были вторыми и не показали ничего интересного. Бернардини и Сарачени играли хорошо, но команде это не помогло.

Согласно королевскому декрету ¹907 от 2 июня 1921 года «Лацио» получил статус «Духовной организации» (Ente morale) за заслуги перед обществом, культурой и спортом. Тогда никто даже представить не мог, какую роль эта награда сыграет в истории команды.

Сезон-1922/23 – это возрождение «Лацио», команда снова выиграла чемпионат провинции с огромным отрывом от конкурентов, но в национальном финале вновь не удалось доказать свою силу: поражение от «Дженоа» – 1:4 и 0:2.

В сезоне-1923/24 в ворота «Лацио» пришел Энцо Склави. Команда снова участвовала в национальном чемпионате, но великолепная игра «Савойи» не позволила лациали пробиться в финал, в котором был зафиксирован исторический результат – первая ничья между командой северной и южно-центральной Италии.

В сезоне-1924/25 Баллерини оставил президентский пост «Лацио» после 20 лет работы. На его место пришел большой энтузиаст Джорджо Гульелми. Тогда именно игрок «Лацио» Фульвио Бернардини стал первым не с Севера, кто сыграл за сборную (22 марта 1925, Италия - Франция - 7:0).

Сезон-1925/26 ознаменовался сменой названия клуба с Полиспортива «Лацио» на Спортивное общество (Societa’ Sportiva). Будущий президент Ремо Дзеноби вошел в административный совет. Склави и Вояк??? перешли в «Ювентус», а Бернардини начал проявлять нетерпимость, ссориться с одноклубниками, и в конце сезона принял предложение «Интера». В чемпионате Рима «Лацио» стал третьим, тем самым лишая себя права принимать участие в новом чемпионате, состоящем из двух подгрупп.

В сезоне-1926/27 Склави сыграл за «Юве» только один матч, выйдя на замену вместо Комби, поэтому решил вернуться в «Лацио». А здесь его перевели на позицию… нападающего - в первом же матче против «Аудаче», выигранном 1:0! В своем дивизионе «Лацио» занял первое место и квалифицировался в национальный финал, обыграв «Про Патрию». Та в полном составе покинула поле за 15 минут до окончания матча в знак протеста против неправильно засчитанного, по их мнению, гола Оттье. Финальная стадия в очередной раз не удалась – «Лацио» получил 9 голов от «Новары».

Фашист-спаситель

О том, какую роль в истории «Лацио» сыграл Джорджо Ваккаро, никто не расскажет лучше, чем его родной внук Алессандро Ваккаро, который в настоящее время занимает видное место среди ультрас команды. Итак, послушаем его самого:

«Июнь 1927-го. Секретарю римской федерации фашистской партии Итало Фоски пришла в голову замечательная идея: объединить все основные римские команды в один клуб. Это означало, что «Лацио», «Альба», «Фортитудо» и «Роман» должны объединиться в «Спортивное Общество Рома» («Associazione Sportiva Roma»), при этом клубными цветами становились цвета городского управления – желтые и красные.

В штабе «Лацио» никто даже не догадывался о таком, поэтому сначала никто не испугался. Письмо принесли в конце июня: президента «Лацио» вызывают в фашистскую федерацию на важный разговор!

Все в шоке. Ничего хуже нельзя придумать... Зловещая идея Итало Фоски была всем понятна. Олиндо Битетти в бешенстве. Он хватает письмо и спешит в казарму к военным. Он врывается в кабинет генерала Ваккаро, известного члена клуба «Лацио». «Мы пропали!» - кричит он, даже не поздоровавшись. Джорджо Ваккаро тоже ошеломлен. Он пытается успокоить Битетти прежде, чем потребовать объяснения. Битетти, тяжело дыша и покраснев как рак, говорит: «Фоски хочет объединить «Лацио» с другими командами, чтобы создать «Рому»!!! Смотри, вот мне и письмо прислали, это же мошенничество! Нам конец!»

Ваккаро смотрит на письмо и читает: «Президент «Лацио» должен встретиться с Фоски в течение двух дней…» Потом он снова переводит взгляд на убитого горем Битетти и, разводя руками, говорит: «Почему и «Лацио» тоже?» Битетти дает выход своему гневу: «Фоски думает, что добиться успехов в национальном футболе будет возможно только с одним великим клубом, без соперников. Потому что «Лацио» – очень сильная и хорошо организованная команда и будет настоящим вызовом для любой другой команды столицы. Более того, потому что у нового клуба нет своего стадиона, а у нас есть «Рондинелла». Мы должны что-то сделать!!! О господи, что же мы можем сделать? Что?»

Ваккаро задумывается на минутку, потом говорит: «Да… Много за два дня не сделать».

В комнате становится тихо, Ваккаро и Битетти садятся. Лицо последнего то краснеет от напряжения, то мрачнеет от покорности судьбе.

Проходит несколько минут и… ничего. Наконец-то Ваккаро нарушает тишину. Битетти следит за ним, на его лице появляется надежда. Ваккаро встает: «Есть выход. Давайте назначим генерала Варини президентом, а меня – вице-президентом. Я и встречусь с Фоски!»

Битетти чувствует облегчение, но Ваккаро еще не закончил: «Созови собрание членов клуба и сделай так, чтобы эти назначения были приняты официально. Тогда возвращайся ко мне. На это время письмо останется у меня». Ваккаро берет письмо и кладет в правый сапог (в то время у сапог военных были небольшие карманчики для важных военных документов). Битетти сомневается, согласится ли Варини… Ваккаро немедленно отвечает: «Мы скажем ему позже!»

Битетти убегает, направляясь в офис «Лацио». Врываясь, он кричит, как сумасшедший: «Собрание! Все скорей сюда, у нас собрание членов клуба!» Его коллеги, которые еще ни о чем не догадываются, смотрят на него скептически, думая, что он сошел с ума.

«Это же Битетти», – шепчут они. – «Он всегда был чересчур активен». Собрание проходит на следующий день. Генерал сухопутных войск, Этторе Варини, замещает Микоцци на посту президента «Лацио». Ваккаро назначают вице-президентом, Битетти – секретарем. На следующий день Ваккаро отправляется на встречу с Итало Фоски.

Джорджо Ваккаро стучится в дверь, потом медленно открывает, ставит ногу на порог и резко заходит. Фоски смотрит на него и говорит: «Привет! Чем могу помочь?»

Ваккаро отвечает: «Ты вызвал меня». Фоски еще более удивлен: «Я? Когда?!»

Ваккаро почти веселится: «Вот твое письмо».

Фоски: «Ах, да, но ведь это письмо адресовано «Лацио» и я вызывал президента».

Ваккаро: «Точно. Со вчерашнего дня Варини стал президентом, а я – вице-президентом. Ну, говори, что хотел». Фоски смотрит на него удивленно и начинает всё понимать: «Так вот… Мы должны создать великий клуб в Риме. «Альба», «Фортитудо» и «Роман» уже готовы к объединению; с вашим клубом мы станем лучшими, так как у вас хорошая организация, которая нам принесет пользу, и хороший стадион».

Ваккаро притворяется заинтересованным: «Всё возможно. Но каковы условия?»

Фоски немного расслабился: «Золотой медалист Улиссе Ильори будет президентом».

Ваккаро: «А что с цветами?»

Фоски: «Конечно, мы возьмем цвета города и городского управления – желтые и красные».

Ваккаро сразу становится менее приветливым, меняет позу, но всё еще продолжает игру: «Ах да, понимаю. А как же мы назовем этот клуб?»

Фоски: «Конечно, «Рома»!»

Генерал Ваккаро заканчивает разговор: «Значит, «Лацио» исчезнет. Новый клуб возьмет желтые и красные цвета, название «Рома» и стадион «Лацио»! Очень хорошо. Тогда, мой друг Итало, ты забываешь кое-что: «Лацио» – это «Энте Морале» (Ente Morale, «Духовная Организация», то есть организация, которая многое сделала для развития духовности и морали.). Мы можем подумать об объединении (Ваккаро ироничен, Фоски поддакивает), но только если клуб будет носить имя «Лацио» и возьмет небесные цвета. Я также должен сознаться, что лично я не поддерживаю идею об объединении, потому что две сильные команды означают соперничество, а соперничество – это основа спорта. У «Лацио» больше болельщиков, чем у других клубов, это тоже нужно принять во внимание. Болельщики и спортсмены – это основа и будущее спорта. Мы должны их защищать!»

Фоски смотрит на Ваккаро и через несколько секунд говорит: «Я всё прекрасно понял, «Лацио» не станет объединяться…»

«Лацио» снова выиграл. И это была одна из самых тайных и важных побед! Только немногие знают, что в течение двух дней, в июне 1927 года, «Лацио» Биджарелли, Анкерани, Корелли, Баллерини и многих других умер, но тут же возродился к жизни.

Большая часть того, что я рассказал вам, можно найти в некоторых книгах, написанных журналистом Пеннаккья. Он брал интервью у Ваккаро*. Я добавил кое-что от себя к написанному в этих книгах, те вещи, которые только я и мои родители могли знать. Я это рассказал, потому что эта история принадлежит не только моему дедушке, а «Лацио» и всем болельщикам клуба».

* - осталось заметить, что генерал-майор Ваккаро, в молодости неплохой боксер и велосипедист, сыграл выдающуюся роль не только в истории «Лацио», но и в истории всего итальянского футбола. В 1933-39 гг. Ваккаро совмещал должности президента Федерации футбола Италии и генерального секретаря Национального олимпийского комитета, и во многом его заслуга в том, что Италия футбольная выиграла ЧМ-34 и 38, а также берлинскую Олимпиаду-36. Активно занимался и развитием регби. В 1964 году он на год вернется на пост президента «Лацио», но лишь на год. 91-летний Ваккаро упокоился не так уж давно – в 1983-м. – Ред.

С Пиолой, но без скудетто

Вскоре после этих событий было принято решение проводить единый национальный чемпионат. Сезон 1929 года стал последним с разделёнием на две группы. «Лацио» финишировал вровень с «Наполи» в группе «В». Им предстояло провести стыковой матч за право выступать в первом розыгрыше серии «А». Эта встреча закончилась вничью 2:2, но переигровки не потребовалось. Итальянская федерация решила принять оба клуба в высшую лигу - благодаря зачислению «Триестины» (9 место в группе «А») за её былые спортивные заслуги, что привело к расширению лиги до 18-ти команд.

Первые годы в серии «А» - период становления «Лацио». Едва не вылетев в первый же сезон, команда прочно обосновалась в середине таблице. В 1930/31 самым выдающимся событие стало содействие в лишении скудетто извечных врагов из «Ромы»: именно после ничьей в дерби (2:2) «джаллоросси» потеряли все шансы на борьбу с «Ювентусом».

Летом пришли сразу несколько бразильцев, и команду прозвали «Бразилацио». Сезон-1931/32 запомнился разве что победой над «Моденой» со счетом 9:1, которая до сих пор крупнейшая в истории. Первая победа в дерби состоялась в следующем сезоне, и тут с лучшей стороны проявил себя как раз бразилец Де Мария, забивший победный гол – 2:1.

В 1935 году в «Лацио» пришел новый человек – амбициозный Эудженио Гуальди, который захотел вывести клуб на новый уровень. Чтобы реализовать свой план, летом он подписал уже успевшего хорошо себя зарекомендовать в «Про Верчелли» Сильвио Пиолу (заманили его, кстати, не без помощи фашистов в лице уже известного генерала Ваккаро). Пиола на многие годы стал настоящим лидером «Лацио» и злым гением для романистов, борясь до конца во всех дерби, даже если получал травму. Особенно памятным в этом плане стало дерби, состоявшееся 16 марта 1941 года, когда Сильвио забил два гола, будучи травмированным и с повязкой на голове.

В 1943 году Пиолу отправили на фронт, и руководители «Лацио» были настолько уверенны, что он погиб, что даже справили поминальную мессу! Но Сильвио вернулся и снова повел команду к победам. Большинство же знает Сильвио Пиолу как лучшего бомбардира серии «А» за всю историю – 290 голов. Большинство голов он забил именно за «бьянкочелести» – 142.

Еще Гуальди приобрел Феличе Левратто, Джузеппе Виани и Джакомо Блазона. Клуб начал сильно прибавлять в результатах, заняв 5-е место в 1934/35, и проиграв самую малость великой «Болонье» в 1936/37, финишировав вторым. Только короткая скамейка запасных, не позволившая достойно заменить травмированных Виани, Бузани и Кошту, помешала завоевать первое скудетто в истории. В следующем сезоне лациали были близки к выигрышу Кубка Митропы, но не смогли достойно противостоять «Ференцварошу», хотя матчи выдались любопытные – 2:4, 4:5.

(Скандальная там история с четвертьфиналом приключилась. Венская «Адмира» дома сыграла с «Дженоа» 2:2, но матч был отмечен настолько яростными демонстрациями против итальянского режима, что МВД Италии приняло решение отказаться от проведения ответного поединка в Генуе. Комитет Кубка Митропы (не УЕФА, кто там ее спрашивал!) решил… дисквалифицировать обе команды, и «Лацио» проехал полуфинал без соперника. Дикие нравы! – Ред.)

После таких разочарований начался новый спад. Как результат - возвращение в середину таблицы. Единственной радостью того периода стала первая победа над «Ромой» на их стадионе «Тестаччьо» (голы на счету Дзаккони и Бузани). Вскоре Гуальди передал бразды правления Ремо Дзеноби, который сразу же попал в трудное финансовое положение. Тем не менее, после эры «Бразилацио» наступило время аргентинцев в команде. Новоприбывший Энрике Фламини стал одним из наиболее любимых фанатами игроков: его голы приносили победу не в одном дерби, а после завершения карьеры он остался в «Лацио» тренером молодежных команд и даже выводил основную команду на несколько матчей в 1960/61.

«Лацио» «Папы» Дзеноби

После незабываемого сезона, когда «Лацио» избежал вылета только благодаря лучшей разнице мячей (1940/41), команда смогла подняться уже на следующий год, заняв 5-е место. По ходу того сезона дебютировал Альдо Пуччинелли, которому суждено было стать ведущим игроком и капитаном на долгие годы, проведшим наибольшее количество игр за клуб в серии «А» (339 матчей). Тифози о нем не так часто вспоминают, в основном, потому что он не был типичным центрфорвардом, типичной «девяткой», а отличался скоростной игрой на флангах.

Сердца болельщиков «небесно-голубых» Пуччинелли завоевал в следующем сезоне, сравняв счет в дерби 1:1 и тем снова помешав «Роме» взять скудетто.

А завтра была война… Соревнования возобновились в южно-центральной группе только в сезоне-1945/46. «Лацио», с новым, уже без Пиолы, составом, не показывал особо хорошей игры. После объединения чемпионата команда затерялась в середине турнирной таблицы. В сезоне-1948/49 Ремо Дзеноби вновь возглавил клуб, после перерыва, связанного с войной, и это стало началом новой, довольно успешной команды. Под руководством Марио Спероне «Лацио» занял 4-е место. Лидерами той команды были братья Сентименти, Энрике Фламини, Альдо Пуччинелли и Норберт Хофлинг. По окончании сезона Дзеффиро Фуриасси, Лючидио Сентименти IV*, кстати, вратарь-рекордсмен по количеству забитых голов в истории серии «А» (4), и Леандро Ремодини были вызваны в национальную сборную для участия в Кубке Мира в Бразилии, но особых лавров они там не снискали.

* - в итальянском футболе принято выделять пять Сентименти – Лино (I), Арнальдо (II), Витторио (III), Лючидио (IV) и Примо (V). Все они – родные братья! Есть какая-то ирония в том, что Примо – первый! – вошел в историю под пятым номером...
Лучидио «Кочи» Сентименти родился 1 июля 1920 года в Бомпорто (Модена). Выступал за «Модену» (1938-42, 86/0), «Ювентус» (1942-49, 169/1), «Лацио» (1949-54, 170/3), «Ланеросси Виченцу» (1954-57, 82/0). В «Ювентусе» его дважды ставили на край атаки, вот он и забил один мяч. Свои мячи за «Лацио» забил с пенальти. 17 мая 1942 года ему довелось бить пенальти родному брату Арнальдо, защищавшему ворота «Наполи». И Арнальдо взял этот удар! То ли поэтому, то ли из «наглости» Лючидио, братья не разговаривали два года и помирились лишь благодаря вмешательству отца.
9 матчей за сборную Италии. В знаменитом матче 11 мая 1947 года Италия – Венгрия – 3:2 был единственный игроком не из «Торино», включенным Витторио Поццо в состав! – Ред.

В начале 1950-х гг. Дзеноби продолжал активно работать, и «Лацио» два раза подряд занимал 4-е место по итогам чемпионата (1950/51 и 1951/52), что можно считать неплохим результатом. Впрочем, у тифози были и другие радости: в 1951 году «Рома» стала первым римским клубом, вылетевшим в серию «В»!

В 1953-м, вскоре после отставки, Ремо Дзеноби скончался.

Президентская чехарда и первый трофей

После смерти Дзеноби у «Лацио» начались тяжёлые времена с небольшими просветами. За 10 лет сменилось пять президентов! Клуб опустился в нижнюю часть турнирной таблицы: 10-е в 1952/53, 11-е в 1953/54 (сезон омрачён еще и первым за 7 лет поражением в дерби), 12-е в 1954/55 (несмотря на покупку двух классных, но возрастных игроков Карло Паролы и Джона Хансена).

Новый президент Костантино Тессароло принял кое-какие меры: приобрёл нескольких игроков, среди которых Арне Сельмоссон по прозвищу «Лунное сияние», Эрмес Муччинелли и Боб Ловати, а также нашел толкового тренера англичанина Карвера. Тот привёл «Лацио» на 3-е место – лучший результат с 1937 года! Сезон-1956/57 снова ознаменовался 3 местом, а также приобретением талантливого бразильского плеймейкера Умберто Тоцци.

К сожалению, в клубе снова произошли перемены: Тессароло уволился, и его сменил Леонардо Силиато. Джесс Карвер сразу же покинул клуб, и «Лацио» покатился по наклонной (1957-58), избежав вылета только в последнем матче. Сельмоссона за 135 миллионов лир продали в «Рому» (там шведский «фантазиста» играл не хуже – в «Лацио» у него за три сезона 101/30, в «Роме» - 87/30), и команда осталась (1958/59) в подвале турнирной таблицы.

В столь сложное время был добыт первый трофей. Впрочем, Кубок никогда особо не котировался в Италии, поэтому об этой победе редко когда вспоминают. «Лацио» добыл его под руководством старого знакомого «Фуффо» Бернардини, обыграв в финале «Фиорентину» 1:0. Гол на счету некоего Маурилио Прини.

Тем не менее, просчёты руководства продолжились, и 1950-е закончилось для «Лацио» пребыванием на дне серии «А».

Из пункта А в пункт В и обратно

В начале 1960-х Силиато ушёл, и снова явился Тессароло, бессильный против финансовых проблем. Итальянская Лига назначила в клуб аудитора, и от его решения команда настолько пострадала, что даже возвращение Карвера не спасло «Лацио» от первого вылета в серию «В» в сезоне-1960/61.

Первый сезон внизу воистину стал вершиной несчастий «Лацио»: в матче против «Наполи» судья не засчитал гол Сегедони. Мяч оказался в воротах, но из-за прорехи в сетке вылетел оттуда! Игра закончилась 0:0, и «Наполи» отправился в серию «А», обогнав «небесно-голубых» всего лишь на очко.

Повышение в классе всё же свершилось в следующем сезоне благодаря аргентинскому наставнику Хуану Карлосу «Тото» Лоренсо*. Но трудные времена продолжились, и в сезоне-1966/67 «Лацио» вновь не спасся, проиграв в последнем туре «Ювентусу».

* - тот самый, что руководил сборной Аргентины на ЧМ-62 и 66, а в 77-м привел «Боку Хуниорс» к победе в Копа Либертадорес и Межконтинентальном кубке, после чего снова выиграл Копа Либертадорес в 78-м. Умер в 2001 году. «Лацио» возглавлял дважды – в 1962-64 и 1968-71 гг., а ушел он первый раз не куда-нибудь, а в «Рому» и выиграл с ней Кубок страны-64! Не так страшна вражда, как ее малюют… - Ред.

Вторая половина 60-х началась с прихода на пост президента Умберто Лендзини. Он станет великим президентом, приведя клуб к первому скудетто. Однако поначалу, несмотря на все усилия Лендзини, «Лацио» оставался в серии «В» (1967-69), пока благодаря таланту Ферруччио Маццолы* и возвращению на тренерский пост Лоренсо «Лацио» не завоевал путёвку наверх. Тогда же были подписаны три молодых перспективных игрока: форвард Киналья, защитники Нанни и Уилсон. Как результат, в сезоне 1969-70 «Лацио» финишировал восьмым. Все было потеряно через год: постоянные выяснения отношений между тренером и президентом не могли не сказаться на команде, которая в очередной раз вылетела в низшую лигу.

* - младший брат великого Сандро Маццолы, когда-то считавшийся едва ли не большим талантом, нежели fratello и отец Валентино, однако не преуспел в кальчо. Груз фамилии даванул… (О непростых отношениях в семействе было в свое писано в материале Пети Чаяло о братьях в серии «А».) Впрочем, кое-чего добился – в 1968-71 гг. был основным игроком «Лацио» - 85 матчей, 11 голов. Его последующее недолгое пребывание в «Фиорентине» фактически завершило карьеру игрока и во многом определило будущую судьбу. В 2002 году вместе с предпринимателем Риццуто Маццола (ему был обещан президентский пост в «Фиорентине») втянулся в судебную тяжбу с семейством Дела Вале, пытавшемся вытащить клуб из финансового болота. Суд постановил, чтобы Риццуто и Маццола пошли на фиг, и Ферруччо с горя выпустил автобиографию с характерным названием «Неудобный». В ней он обвинил «Интер» времен Эленио Эрреры в том, что там все игроки жрали допинг, в результате окончательно рассорился с братом. Нынче возглавляет компанию «Футурспорт», которая подбирает с улицы трудных детей, имеющих футбольные способности. – Ред.


Атец!
 
LindrosДата: Четверг, 04.06.2009, 04:05 | Сообщение # 2
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
«ЛАЦИО»: СТО ЛЕТ ЛЮБВИ (ЧАСТЬ 2)

Автор: Яна Дашковская

В начале пути к скудетто

История великого «Лацио»-74 началась в сезоне-1971/72, когда молодой наставник с юга Томмазо Маестрелли с ходу вернул «бьянко-челести» в серию «А».

Он продолжал удивлять и в следующем сезоне. Тогда Эленио Эррера вернулся из «Ромы» в «Интер», не снискав особых лавров в Вечном городе, и это возвращение Мага стало одним из самых запоминающихся событий. «Интер» жаждал победы после двух лет проведенных на вторых ролях вместе с «Миланом», но оба проиграли «Вероне», тем самым на блюдечек поднеся скудетто «Ювентусу». Совсем другая история приключилась с «Лацио»: команда оказалась споcобна бороться за победу, только-только вернувшись из «В», и чуть не добилась своего!

Перед последним туром сложилась такая ситуация: у «Юве» и «Лацио» одинаковое количество очков – на одно меньше, чем у «Милана». Однако небесно-голубым играть на «Сан-Паоло» в Неаполе, где их ох как не любят. Под конец первого тайма на трибунах знали, что «Милан» проигрывает в одни ворота в Вероне, а «Юве» не может выиграть в Риме на «Стадио Олимпико». В перерыве несколько лациали, которые имели влияние в Неаполе, явно рассчитывая на победу, появились в раздевалке наполетани. Злые языки утверждают, что они пошли туда, дабы сделать «Наполи» интересное деловое предложение, но те их отшили, потому что кто-то другой уже обо всем договорился до них… В итоге «Лацио» проиграл тот матч и, как результат, скудетто. Очень немногие верили, что команда сможет побороться за победу еще через год.

Банда Маестрелли

Великая команда-1973/74, прозванная «Бандой», – целиком и полностью творение Томмазо Маестрелли*. До этого он работал с «Фоджей», которая при нем играла неплохо, но ей не сопутствовала удача: вылета в серию «В» избежать не удалось.

* - он был не просто молодым тренером – некогда он числился одним из самых молодых игроков серии «А». Маестрелли дебютировал за «Бари» в матче с «Миланом» (0:3) 26 февраля 1939 году, когда будущему алленаторе было всего лишь 16 лет 4 месяца и 9 дней. Сие достижение уступило лишь легендарному Амедео Амадеи, который дебютировал в 15 лет 9 месяцев и 6 дней. Следует заметить, что Маестрелли во главе «Лацио» смотрелся несколько странно – ведь он играл за «Рому». Возможно, тифози примирило с ним то, что как раз с Маестрелли «Рома» и вылетела из серии «А»… – Ред.

Его «Лацио» тоже хорошо играет! Особое место в команде занимает Джорджо Киналья, который уже успел прославился на национальном уровне, став первым игроком в Италии, которого вызвали в сборную из серии «В». Президент Умберто Лендзини (Лотито номер 2!), делает вложения в команду очень осторожно, можно даже сказать, скупо… Итак, представляем вашему вниманию всю команду!

Вратарь – Феличе Пуличи, в свое время поигравший в «Новаре», всю жизнь руководствуется принципом: «Футболистов много, а вратарь только один».

В защите играют Серджио Петрелли, перешедший из «Ромы», который отметился стрельбой по фонарям против романистов (об этом инциденте ниже), и Луиджи Мартини, воспитанник «Лацио» и ярый ненавистник Кинальи, в 29 лет бросивший футбол и подавшийся в политику (проходил в парламент от партии Национальный Альянс).

На позиции либеро неаполитанец с английской фамилией – Джузеппе Уилсон, но все называют его просто Пино. В последнем чемпионате он признан лучшим на своей позиции, но его рост не позволяет ему хорошо играть в воздухе, поэтому он делает упор на скорость и выбор позиции. Среди специалистов он вызывает, скорее, замешательство, чем энтузиазм, в том числе из-за того, что играет в контактных линзах - нетипично для того времени. Всё же Уилсон – фигура харизматическая, настоящий капитан, часто исполняет функции тренера на поле и руководит игрой.

Стоппера играет коренной римлянин Джанкарло Одди. Его великолепные физические данные позволяют компенсировать недостаток техники, а взаимопонимание с Уилсоном, будто врожденное, очень помогает.

В центре поля выстраивается четырехугольник: два опорника – Франко Нанни, отличавшийся отменным ударом, и Лучано Ре Чеккони, мчавшийся по полю, как болид «Формулы-1», плеймейкер Марио Фрусталупи, пришедший в «Лацио» доказывать, что его рано списали, и молодая надежда клуба, потенциальная звезда с волшебными ногами – Винченцо Д’Амико, которому суждено выиграть скудетто в свои 19 лет.

В нападении, рядом с Кинальей, настоящим лидером команды, обладающим великолепными физическими данными и сильным ударом, даже с дальней дистанции, поразительным чувством гола, играет скоростной и очень техничный Ренцо Гарласкелли с репутацией плейбоя. «Лонг Джон» и Ренцо прекрасно дополняют друг друга: один забивает голы с помощью силы, прорываясь как таран, другой справляется даже с мертвыми мячами, возникающими тогда, когда соперники стараются всеми силами остановить его могучего партнера по линии атаки.

В те времена скамейки запасных не были столь бесконечными, как частенько случается сейчас. На подмене у «Лацио» были только Мориджи, Полентес, Факко, Инсельвини, Мансервизи и Францони – по одному в каждую линию.

Почему же этот «Лацио» не просто великая команда, но банда? О ней ходит множество историй.

Начать хотя бы с того, что в команде царила вражда двух кланов – Киналья и Уилсон против Мартини и Ре Чеккони. И хотя на поле все конфликты забывались, в раздевалке часто было мало места, дело даже доходило до драк.

Джорджо Киналья всегда был проблемой. Он стремился верховодить в команде, где были и другие игроки с сильным характером. Киналья вырос в нищете в эмигрантской семье в Шотландии, и это наложило на него неизгладимый отпечаток. Он стал упрямым, своевольным, хотел повелевать другими: лидер, которого либо боготворят, либо ненавидят! Томмазо Маестрелли, будучи тонким психологом, сумел найти подход к этому игроку, завоевать его уважение и доверие, а тот отплатил ему сторицей забитыми голами.

Клановые противостояния переносились на двусторонки во время тренировок - никто не хотел уступать. Любое столкновение могло привести к травме, кое-кто даже надевал дополнительный щитки на такие матчи, хотя не делал это в матчах чемпионата! Много лет спустя Борго, легендарный капитан «Пистоезе» и примаверы «Лацио» времен первого скудетто, рассказывал, что он часто боялся играть в тех нескончаемых поединках.

Но ладно еще вражда между одноклубниками. Так еще и все игроки ходили вооруженные! Во время долгих заездов на базу они убивали время стрельбой по мишеням. Говорят, они любили подшутить и над прохожими. Еще рассказывают, что перед решающим дерби чемпионского сезона ультрас «Ромы» пришли под окна гостиницы, в которой остановились лациали, дабы не позволить им выспаться, но прежде чем управляющий успел вызвать полицию, кто-то перестрелял все фонари на дорожке, ведущей к гостинице...

К тому же, как всегда, «Лацио» называют фашистской командой. Впрочем, небеспричинно. Мартини открыто заявлял о своих взглядах, утверждая, что будет голосовать за МСИ («Правое итальянское движение»). Ре Чеккони и Петрелли тоже не скрывали своих симпатий, и вместе с Кинальей откровенно поддерживали Джорджо Алмиранте (лидер МСИ). Одноклубники от них не отставали. На Курве Норд то и дело руки болельщиков взлетали в римском приветствии. Ходили слухи, что футболисты носили цепочки с кельтскими крестами. Так что Паоло Ди Канио - всего лишь продолжатель давних традиций.

Казалось бы, как такая банда да еще с конфликтами, раздирающими ее изнутри, может победить? Но ведь это была банда Маестрелли!

Лучший человек в подлунном мире…

Благородные манеры, гуманное отношение к игрокам, интеллигентность… Маестрелли являл собой уникальный образчик тренера для тогдашней футбольной Италии. Всей команде, особенно Киналье, он был почти как родной отец, который всегда поймет, подбодрит, а когда надо, и присмирит. Маестрелли практиковал посиделки с игроками у себя дома, в семейном кругу. Именно так он решал все тактические и психологические проблемы, потому что «Лацио» и семья были для него неразделимы.

До сих пор спорят, на что синьор Томмазо полагался больше – на свои знания психологии или тактики. Впрочем, он был силен и в том, и в другом. И его критики, и его сторонники согласны, что он исповедовал популярный тогда тотальный футбол. Едва придя в «Лацио», он заявил: «Я стараюсь повторить в «Лацио» то, что уже делал в «Реджине» и «Фодже». В техническом плане здесь это легче совершить, а в психологическом – сложнее. Речь о том, чтобы убедить некоторых одаренных игроков изменить немного их игру и их характеристики. Проще говоря, игрок становится полноценным тогда, когда он умеет делать всё, когда он может проявить себя на любой позиции. Из того, что я увидел в ходе тренировок, все игроки «Лацио» обладают подобным потенциалом, но не все об этом знают. Главное, чтобы они захотели прислушаться к моим советам».

Игроки его послушались, и на свет появился великий «Лацио» 1974 года.

Тот чемпионат начался 7 октября, в день рождения Мистера, а закончился 19 мая, в день рождения его сыновей-близнецов Массимо и Маурицио.

Хороший год

Первый серьезный матч чемпионского сезона случился в третьем туре, когда «бьянкочелести» отправились в гости к «Ювентусу». Лациали усилиями Кинальи забили в первом тайме, надеясь выиграть третий матч подряд, но после перерыва все надежды рассыпались в прах после трех голов «бьянконери» (Альтафини, Беттега и Куккуредду).

Начался тяжелый период, принесший еще и три ничьи, две из которых состоялись на «Олимпико», пока, наконец, снова не удалось почувствовать вкус победы на Сардинии.

Настало время римского дерби. После получаса игры Негриозо вывел «Рому» вперед, и Д’Амико расплакался, не веря в возможность успеха. После перерыва Франдзони все-таки сравнял счет. Романисты еще не успели осмыслить, что забил едва вышедший на замену игрок, как еще одну банку заколотил Лонг Джон. Волки протестовали: мол, нападение на вратаря Конти, но арбитр Ло Белло был непоколебим. Победа!

Против «Милана» (11-й тур) Ре Чеккони забил в последнем штурме. Эта победа имела огромное значение: «Лацио» возглавил турнирную таблицу, чтобы не покидать ее до победного конца.

А пока «Лацио» стал зимним чемпионом с отрывом от «Ювентуса» в три очка.

Возобновление чемпионата принесло нестабильность: сначала лациали разгромили дома «Виченцу» 3:0 (Гарласкелли, Берни, аг, Киналья), а потом сразу же уступили на «Марасси» «Сампдории» 0:1, что дало возможность «Юве» приблизиться на одно очко за неделю до очной встречи.

17 февраля 1974 года «Лацио» на «Стадио Олимпико» сыграл один из лучших матчей того сезона. В первые полчаса игры лациали забили два мяча и собирались удерживать нужный счет. Но не тут-то было: у синьора Прандзино из Катандзаро были другие планы. Сначала он назначил два пенальти в ворота Пуличи: в первом случае вратарь совершил настоящее чудо, отбив удар Куккуредду, но во втором с Анастази справиться не удалось. «Юве» ожил за полчаса до финального свистка. Через 10 минут арбитр назначил еще один пенальти, на этот раз в ворота «бьянконери», который мощным ударом реализовал Киналья – 3:1. Эта победа стала решающей в борьбе за скудетто.

Следующим камнем в фундамент скудетто стала победа в дерби. «Джаллоросси» вели в счете почти весь матч, но всё изменилось за последние пять минут благодаря дублю Д’Амико, исполнившего свою детскую мечту забить извечным врагам, и пенальти Кинальи, который именно в этом матче впервые использовал свой фирменный жест в адрес романистов, столь полюбившийся тифози… Нет, не тот, что вы подумали… Просто указательный палец правой руки в адрес Курвы Сюд как знак победы!

Через воскресенье еще победа, на этот раз против «Наполи» на «Сан-Паоло», и отрыв от «Юве» стал еще более комфортным.

Интересным получился 25-й тур. «Лацио» играя против «Вероны» на родном стадионе, забил один гол, и всем казалось, что дело сделано, но случилось непредвиденное: сначала Дзигони сравнял счет, а потом Одди на свою голову забил себе. В перерыве Киналья готов был подраться со всей командой, но в первую очередь почему-то досталось Нанни. Все предвидели большую потасовку в раздевалке. Однако возле дверей в команду поджидал Маестрелли, который… отправил всех назад на поле. Игроки, по сути, не имели перерыва в привычном смысле этого слова. Они вернулись и заняли свои позиции, ожидая свистка на начало второго тайма. Сначала зрители были удивлены, а потом начали петь песни в поддержку. Киналья выпускал пар, пиная мячики вместо того, чтобы пинать своих одноклубников. И когда футболисты «Вероны» вернулись на поле, для них наступил настоящий ад, закончившийся уверенной победой «Лацио» со счетом 4:2.

Многое прояснил 28-й тур. «Лацио» проиграл 0:2 «Торино», который выкладывался по полной, поскольку это была годовщина трагедии Суперги. Многие тифози «Лацио» остались в Риме на матч главного конкурента против «Ромы». Казалось, что повторится прошлогодний сценарий: «Юве» выигрывает на «Олимпико» и берет свое. Но нет: за 15 минут до окончания встречи Пьерино Прати, прозванный Королем Рима, обыграл Дино Дзоффа и положил решающий гол – 3:2.

Теперь всё было в руках и ногах «Лацио»: нужно только обыграть отчаянно сопротивляющуюся «Фоджу», стоявшую на грани вылета, и можно искать место для нашивок в виде щитка. Матч выдался сложным и незрелищным. Все первый тайм и большую часть второго казалось, что лациали полностью заблокированы: «Фоджа» стояла насмерть, никого не подпуская к штрафной. Однако на 60-й минуте арбитр Панцино узрел какое-то нарушение со стороны игроков «Фоджи» и назначил пенальти. Как легко предвидеть, к «точке» подошел Киналья: небольшой разбег, простенький удар и мяч в сетке…! Стадион взорвался, но отмечать скудетто было рановато: еще нужно было пережить тридцать минут страдания...

И всё же 12 мая 1974 года «Лацио» выиграл свое первое скудетто, а на всеитальянском референдуме об упразднении закона о разводах народ твердо ответил «нет»:-)

Плата за скудетто

Следующий сезон (1974/75) «Лацио» закончил на 4-м месте, в очередной раз доказав банальную истину, что подняться на вершину легче, чем подтвердить свое право там находиться. Не удалось дебютировать и в КЕЧ. А всё потому, что в прошлом сезоне в домашней игре Кубка УЕФА против «Ипсвича» случилось нехорошее. Казалось, что всё потеряно в первом матче (0:4), но лациали смогли привнести кое-какую интригу, забив два мяча. Увы, ее сразу же похоронил голландский арбитр ван дер Крофт, назначив левый пенальти (по их мнению) в ворота Пуличи. Такого тифози не могли стерпеть: на англичан была устроена настоящая охота, а британский флаг горел на трибуне, как факел! Итог: дисквалификация клуба на три года, позже сокращенная до двух.

Однако главные несчастья были впереди. Томмазо Маестрелли заболел раком, и его сменил Джулио Корсини, который не имел понятия о том, как справляться с этой сумасшедшей командой. Вскоре еще и Киналья сбежал в США за длинным долларом, и больной Маестрелли вынужден был вернуться, чтобы спасти «Лацио» от вылета в сезоне-1975/76.

Единственным позитивным моментом стало исполнение мечты простого парня из Трастевере (район Рима) Бруно Джордано, который дебютировал в серии «А» за команду сердца. Тогда еще никто не знал, что ужасный скандал заберет у парнишки лучшие годы в футболе и он так никогда не реализует свой потенциал на 100%... И что в последнем туре сезона 1988/89 он не забьет пенальти (специально?) в ворота «Лацио», играя за «Асколи», а ведь тот, кто проигрывал матч, должен был играть «спареджо» с «Удинезе» за право остаться в серии «А»… И что он станет тренером, не исполненной (пока что!) мечтой которого будет возглавить родную команду.

Самым печальным для лациали стал сезон-1976/77. Томмазо Маестрелли лежал в больнице, где рак потихоньку высасывал из него жизнь, когда игралось римское дерби 28 ноября 1976 года. В тот день Феличе Пуличи показал свою лучшую игру в карьере, потянув всё, что летело в сторону его ворот. А после матча он признался, что его вдохновило: «Я никогда не посвящал победу или сэйв какому-то одному человеку, но этот день был особенным. Я посвящаю победу Томмазо Маестрелли!» Эти слова, услышанные Томмазо по радио, стали его последним счастливым моментом, связанным с футболом. Он закрылся в палате и плакал… А через несколько часов впал в кому, чтобы больше никогда не очнуться.

Какой была бы судьба команды 1974-го, если бы болезнь не унесла ее творца? Этот вопрос никогда не найдет ответа. До сих пор Маестрелли воспринимается как ангел-хранитель лациали. В гимне, исполненном Альдо Донати, поется: «Давайте орлы, мы не имеет права на ошибку, потому что Маэстро смотрит на нас с небес…» («Daje aquilotti, nun se po sbaja, su c'e er Maestro che ce sta a guarda...»).

Но не успели лациали оплакать Маестрелли, как случилась новая трагедия. Весельчак Лучано Ре Чеккони, решив подшутить над своим знакомым ювелиром, залетел в магазин с криком «Это ограбление!», размахивая пистолетом. Ювелир шутки не понял: вытащил пистолет, со злостью вспоминая предыдущие налеты, и выстрелил. Ре Чеккони умер на месте. Казалось, что на похороны в Соборе Святого Петра собрался весь Рим.

Несмотря на все несчастья, команда не развалилась окончательно, и под руководством сначала бразильского специалиста Виничио, а затем и «своего человека» Боба Ловати «Лацио» занимал места в середине таблицы (5-е в 1976/77, 11-е в 1977/78 и 8-е в 1978/79). Тем не менее, новая трагедия, на этот раз болельщицкая, поджидала клуб за поворотом…

История, которую нельзя забывать…

28 октября 1979 года казалось самым обычным днем, хоть и немного сумбурным из-за приближающегося римского дерби. Болельщики, как обычно, подтягивались к стадиону, несли свои баннеры, растяжки, барабаны, готовясь к предстоящему шоу. Был среди них и Винченцо Папарелли, 33-летний муж Ванды и отец двух мальчиков, старшему из которых исполнилось восемь.

Как всегда, тифози севера и юга обменялись уколами. Курва Сюд вывесила плакат о Лучано Ре Чеккони, над которым любила поиздеваться в свете его нелепой гибели. Лациали тоже в долгу не остались: «Прости, свин, что я обозвал тебя романистом!» Всё шло своим чередом до определенного момента. Слово очевидцу:

«Мы сидели и разговаривали, когда что-то выстрелило, и всё вокруг окуталось дымом. Легкий испуг постепенно перешел в уверенность, что произошло нечто действительно ужасное. Ракета попала в одного из зрителей в каких-то двадцати метрах от нас, красный свет от нее слепил нам глаза. Кто-то убегал, пронзительно крича, кто-то рыдал, кто-то рвался отомстить… Моей первой мыслью было убежать, спустившись по лестнице, которая вела на площадку перед Курвой Норд. На ступеньке сидела девушка лет восемнадцати и плакала. Ей ранило в руку. Я отдал ей свою розу, чтобы как-то остановить кровь.

Примерно в этот момент на Курву Норд полетела еще одна ракета и там взорвалась. Я проводил девушку к карете «Скорой помощи». Я пытался мыслить настолько разумно, насколько мне позволял адреналин, бушующий в крови. Всех охватило желание отомстить. Я возвратился на трибуну, чтобы вооружиться куском лавки, вырванной с корнем. Увидел, что и другие последовали моему примеру. Потом снова пошел на площадь, где находилось приблизительно три с половиной тысячи человек, вооруженных чем попало и готовых к мести. Тем временем по радио объявили о смерти Винченцо Папарелли. С Курвы Сюд звучали жуткие слова: «На одного меньше!.. Нас намного больше…»

Винченцо Папарелли ел бутерброд с яичницей, когда ракета попала ему в левый глаз. Жена пыталась вытащить ее, но лишь обожгла руку. Доктор, обследовавший его после, заявил, что даже на войне не видел такой ужасной раны. Брат Винченцо, услышав обо всем случившемся, обвинил во всем себя - именно он одолжил погибшему свой билет на матч и в тот день должен был быть на его месте.

На следующий день был провозглашен национальный траур. Организовали пышные похороны, на которых присутствовали президент, тренер и игроки «Лацио» и молодежка «Ромы», потому что основной команде нужно было готовиться к кубковым баталиям. Футболисты «Лацио» усиленно собирали деньги для помощи семье.

Убийцу тоже, в конце концов, нашли и посадили. Ходят слухи, что пока Джованни Фьорилло был в бегах, он каждый день названивал брату Винченцо и молил о прощении. Его простили, но простил ли он себя сам? Фьорилло умер в 1993 году от передозировки наркотиков.

Даже сейчас, через столько лет, на стенах города можно встретить надписи: «Папарелли, мы за тебя отомстим», «Винченцо, мы тебя не забудем»… Ультрас «Лацио» добились, чтобы на Курве Норд повесили табличку в память о Папарелли. На каждую годовщину они вывешивают огромный плакат в честь своего товарища, проходят шествия… Однако всё это тлен. Чтобы понять эту простую истину, достаточно послушать Габриэле, сына Винченцо:

«Папарелли многие воспринимают как символ, а не как реального человека. Но ведь у этого человека была жизнь, и ее разрушили, как разрушили и мою жизнь, жизнь моей матери, братьев папы. Я рос без отца с восьми лет. И если вы думаете, что мне приятно говорить о моей жизни, то ошибаетесь. Я просто хочу, чтобы люди поняли, что значит такое пережить. Думаю, это важно».


Атец!
 
LindrosДата: Четверг, 04.06.2009, 04:07 | Сообщение # 3
Scarfsworld member
Группа: Администраторы
Сообщений: 2494
Репутация: 10
Статус: Offline
Обогрели, обобрали…

Сезон-1979/80 лациали запомнили навсегда не только из-за Винченцо Папарелли, но и из-за некоего бизнесмена Массимо Кручьяни. 1 марта 1980 года он подал заявление в прокуратуру Рима, утверждая, что его бессовестно надули.

Оказывается, Кручьяни контактировал с некоторыми игроками «Лацио» через Альваро Тринка, владельца ресторана, в котором он был поставщиком. Те якобы предложили ему поставить деньги на матчи, результаты которых предрешены заранее. «Та не все сталося, як гадалося» и уважаемый синьор попал на бабки - несколько сот миллионов лир!

Власти, не задумываясь, принялись арестовывать всех игроков подряд, уводя прямо с поля. Хорошо хоть, что после финального свистка. Среди них были Альбертози и Морини из «Милана», Каччьятори, Джордано, Манфредония и Уилсон из «Лацио», Мангерини из «Палермо» и другие «официальные лица». С некоторыми игроками, например, Паоло Росси из «Перуджи», поступили более цивилизовано: им просто направили повестку в суд.

Всё же футболистов вскоре выпустили, а 23 декабря 1980 года и вовсе полностью оправдали: мол, нечего, дорогие синьоры, возводить напраслину на таких игрочил! Да вы и мизинца Паоло Росси не стоите!

Спортивное правосудие не повелось на вердикт гражданского. Получили все, кроме «Ювентуса», самой честной команды страны! Хотя можно было бы поступить гораздо мудрее и дальновиднее: просто переименовать серию «А» в серию «В», и никто бы не обиделся!

В общем, «Лацио» и «Милан» без разговоров отправили в «В», по минус пять очков дали «Авеллино», «Болонье» и «Перудже». Президента «Милана» Феличе Коломбо пожизненно отлучили от футбола, а президента «Болоньи» Томмазо Фаббретти – всего на год.

Лациали получили такие строки: Каччьятори – 5 лет, Джордано и Манфредония* – 3 года и месяц, Уилсон – 3 года, Монтези – 4 месяца.

В итоге все были амнистированы после великой победы «Скуадры Адзурры» на мундиале-1982. Тогда же благодаря возвращению своих лидеров Джордано и Манфредонии «Лацио» смог, наконец, вернуться в серию «А», проведя оба сезона в «В» в борьбе: первый – за повышение в классе, второй – чтоб не случилось понижения.

* - Трудно сказать, чье имя больше разделило тифозерии «Лацио» и «Ромы», чем имя Лионелло Манфредонии. Он прибыл в «Лацио» в 14 лет, и вместе с Джордано, Д’Амико и другими выиграл чемпионат примавер в 1975 году. Дебютировав за основную команду в сезоне 1974/75, он постепенно стал одним из лидеров, но скандал 1980 года основательно подпортил ему карьеру. После окончания дисквалификации, Манфредония еще немного побегал за «Лацио», а потом был продан «Ювентусу». В 1988 он неожиданно возвратился в Вечный город… в «Рому», став ненавистным как для лациали, так и для романистов, которые дошли даже до того, что ранили его ножом. Не удивительно, что его карьера закончилась через год из-за инфаркта в игре Болонья-Рома.

Сейчас, после того как он от всего сердца покаялся перед болельщиками за свой переход в стан «джаллоросси», Лионелло живет в Париоли (аристократический район Рима, район лациали). В последнее время работал спортивным директором «Виченцы».

Минус девять недостаточно!

Легендарная команда сезона-1986/87, прозванная «Минус девять», занимает не меньшее, а может, и большее место в сердцах болельщиков «Лацио», чем команды, завоевавшие скудетто. Зная эту историю, не удивляешься, что самая крутая группировка ультрас «Лацио» «Ирридучибили» была основана именно в 1987 году.

Всё началось в сезоне-1984/85. Киналья вернулся из Америки, чтобы помочь своей родной команде. Увы, его приход не обеспечил удачный сезон. Хотя за «Лацио» и играли Джордано, Манфредония, Д’Амико, Микаэль Лаудруп (в аренде из «Ювентуса»), Батиста, команда стала в серии «А» последней. Лонг Джон еще сезон промучился с «Лацио» в «В», но долги и отсутствие какой-либо помощи заставили его уйти, предварительно продав клуб Джанмарко Каллери и его брату Джорджо.

Каллери купили «Лацио» в июле 1986-го, за неделю до того, как прогремел новый скандал, связанный с договорными матчами. «Лацио», конечно же, не остался в стороне от такого дела. В сезоне-1985/86 команда заняла 12-е место в серии «В». Уже не было ни Бруно Джордано, проданного «Наполи», ни Манфредонии с Лаудрупом, ушедших в «Ювентус», Батиста же отбыл в «Авеллино». Среди игроков той команды известными могут показаться разве что имена Винченцо Д’Амико, Доменико Казо, больше за его последующую тренерскую карьеру, и Джулиано Фьорини. Один из футболистов, Клаудио Винаццани, был обвинен в сдаче 5 матчей: «Самбенедеттезе», «Пескаре», «Кремонезе», «Эмполи» и «Палермо».

Все с нетерпением ждали вердикта, который должны были объявить 28 августа, но за день до этого, в перерыве матча на Кубок Италии «Лацио» - «Наполи», в новостях прозвучало примерно следующее: «...Винаццани будет отлучен от футбола на 5 лет, а «Лацио» будет отправлен в серию «С»!» Это стало известно болельщикам «Лацио» по ходу матча, и они устремились на Виа Аллегри (именно там находится Итальянская футбольная федерация) в надежде сделать что-то для спасения команды. Легко представить, что тогда творилось на улицах Рима!

«Лацио» обвинили во всех смертных грехах, у команды уже не было Кинальи, не было денег и даже закон был против нее. Всё же в конце-концов решили оставить команду в серии «В», но с огромным девятиочковым штрафом. Тогда за победу полагалось всего два очка!

Все ждали медленной смерти «Лацио»… Но иногда мечта может превратиться во что-то большее, чем просто идею. Потому что случилось главное - появился человек, который смог воплотить их мечту в реальность. Эудженио Фашетти. Необычный человек. Неприятный. Злой. Грубый. Ненавидимый другими. Но некто даже считает его лучшим за всю историю. И на это есть две причины: Маестрелли был ангелом, посланным в «Лацио» с небес, а Фашетти пришлось тренировать мертвую команду, которая как будто уже заранее проиграла 4 матча.

Перед началом чемпионата тренер созвал всю команду в одну комнату, закрыл дверь и сказал: «Вы все знаете ситуацию, в которой оказался «Лацио». Кто не чувствует в себе достаточно мужества, чтобы бороться до конца, может встать и выйти вот через эту дверь».

Нужно еще вспомнить о форме того сезона, поскольку она не имеет аналогов в истории «Лацио» – орел как будто обнимает игроков огромными крыльями, беря под свою защиту.

Чемпионат начался не очень удачно. Первый же матч с «Пармой» закончился нулевой ничьей, а первая победа состоялась только в 4-м туре против «Болоньи» (2:1, Маньокавалло, Манделли). До 28-го тура лациали выиграли 12 раз. Казалось, что всё идет неплохо, но тут навалилась усталость. Безвыигрышная серия продлилась 5 матчей, пока, наконец, не была добыта виктория над «Кальяри» (1:0, гол на счету Пина). Потом снова пошли ничьи и поражения, в том числе против «Пизы», которая рвалась в высший итальянский дивизион. Ее болельщики встретили лациали слоганами: «Мы идем в серию «А», а вы в ад!»

Наконец, настал решающий момент: одна игра против «Виченцы» решала всё! Пан или пропал! «Лацио» делил предпоследнее место с «Таранто», имея в активе 31 очко. У «Кампобассо», «Катаньи», «Виченцы» и «Самбенедеттезе» было по 32.

21 июня 1987 года. В тот день на «Стадио Олимпико» пришло 70 000 человек - посмотреть на команду, вылетающую в «С». Абсолютный рекорд серии «В»! Тогда Джулиано Фьорини сказал Мимо Казо: «Эти люди даруют нам силу сотворить чудо…»

В стартовом составе появились следующие игроки: Терранео, Филисетти, Ачербис, Подавини, Грегуччи, Камолезе (тот, который нынче тренер), Манделли, Казо (тот, тот), Моньякавалло, Пин и Фьорини.

«Лацио» сразу захватил инициативу и атаковал весь матч, но безрезультатно. 82-я минута: Ачербис пасует Грегуччи, потом от Эспозито мяч переходит к Подавини, и, наконец, попадает к Джулиано Фьорини... Стадион взрывается от радости! Многие на трибунах плачут, пытаются узнать результаты других матчей. Оказывается, нужна переигровка, потому что «Лацио» набрал одинаковое количество очков с «Таранто» и «Кампобассо». Одно место в серию «С» остается вакантным.

Переигровка состоялась за 216 километров от Рима – в Неаполе. Дорога на юг казалась небесно-голубой от множества людей с флагами, ехавшими из Рима поддержать свою команду. Их встретили ультрас «Наполи», издавна дружившие с романистами, - подожгли автобусы.

Матч «Лацио» - «Таранто» закончился поражением 0:1, хотя Де Витис забил гол из офсайда. Потом «Таранто» скатал ничью с «Кампобассо» и уже чувствовал себя абсолютно спокойно. Всё решалось в очной встрече между «Лацио» и «Кампобассо», в которой небесно-голубых устраивала только победа.

5 июля 1987 года. Неаполь. «Лацио» - «Кампобассо». 35 000 болельщиков, как и 8 дней назад, отправились за командой сердца. «Лацио» играл очень нервно. Всё решилось во втором тайме на 53-й минуте – Терранео сотворил великолепный сэйв, и в контратаке Поли забил победный гол. «Лацио» спасен!!!

Главным героем того сезона болельщики считают Джулиано Фьорини, настоящего бойца, который вел за собой команду. Он ушел из жизни очень рано, в 47 лет, и с ним прощался весь стадион.

А уже через год, в сезоне-1987/88, «бьянкочелести» вернутся в серию «А», вывесив интересный плакат в первом же туре: «9 очков недостаточно, в следующий раз попробуйте 20!»

Для Джанмарко Каллери конец 1980-х означал скорее финансовую перестройку, чем создание хорошей команды: «Лацио», оставаясь в середине таблицы (1988/89 и 1989/90), иногда радовал локальными успехами, такими, как победа в дерби в 1988/89 (гол на счету Ди Канио, повторившего в том матче жест Кинальи) или разгром «Наполи» Марадоны 3:0 в чемпионате-1989/90, и новыми именами, такими, как Паоло Ди Канио или уругваец Рубен Соса.

Серджио Краньотти: «Лацио» 90-х – это я!»

Самый великий и самый противоречивый президент в истории «Лацио» – это, пожалуй, Серджио Краньотти. Великий – потому что при нем клуб добыл почти все главные победы. Противоречивый – ибо споры, что важнее, его победы или кризис, в который он вогнал клуб, ведутся до сих пор.

Серджио Краньотти пришел в «Лацио» в начале 1992 года, сменив на посту Каллери. Последний исчерпал себя после шести лет упорного труда и (порой) откровенного скопидомства. Клуб, барахтавшийся четыре сезона в середине таблицы, был оценен в 25 миллиардов лир. Братья Краньотти, Джованни и Серджио, решились на покупку 20 февраля 1992 года. Однако Джованни, чья страстная любовь к «Лацио» и привела семью Краньотти в клуб, к сожалению, умер через год от рака. Всё легло на плечи Серджио.

Человек, который в последнее десятилетие двадцатого века вознес небесно-голубых на вершину, появился на свет ровно через 40 лет после основания клуба - 9 января 1940 года (такое вот необычное совпадение!) в Риме в районе Порта Метрония. Он изучал бухгалтерию и потом работал бухгалтером в строительной фирме. Как и великий президент Умберто Лендзини, творец скудетто 1974 года, он с юношеских лет проявлял любовь к спорту, став чемпионом по кроссу среди студентов. Успешно закончив учебу с дипломом по экономике и коммерции, Краньотти отправился в Бразилию, где год за годом упрочивал свое реноме способного менеджера, пока его не заприметил сельскохозяйственный магнат Серафино Феруцци. Он и вызвал Серджио назад в Италию.

Впрочем, сам Серджио тоже не зевал. Рассказывают, что однажды Краньотти явился на званый ужин в Париже задолго до начала и подменил таблички на столах, чтобы оказаться по соседству с нужными ему банкирами для продвижения в Европе.

Как финансист, который «привык двигаться вперед с жесткостью человека, создавшего себя», как о нем говорили обозреватели, Краньотти сразу проявил себя на посту президента «Лацио». Он купил Фавалли, Краверо, Фузера, Винтера и Синьори, которые привели команду на 5-е место. Также он стал первым в Италии владельцем футбольного клуба, который выставил его акции на бирже. В сезоне- 1992/93 при непосредственном участии Дино Дзоффа, пребывавшего на тренерской скамье, «Лацио» впервые за 16 лет попал в еврокубки. Летом Краньотти привел в команду еще и Маркеджани, Ди Маттео, Казираги, выздоравливающего Гаскойна и Бокшича. В сезоне-1993/94 «Лацио» стал третьим, а Синьори доказал, что он форвард от Бога, взяв второй подряд титул лучшего бомбардира.

Тогда все обратили внимание на феномен «Лацио» и его президента, совершившего прорыв в мире футбола. Краньотти, человек решительный и уверенный в себе в работе, но поначалу робкий на публике, не боялся рисковать и вкладывать огромные деньги в клуб.

Потом наступила очередь Земана, «пророка» из «Фоджи». Он начал новый победный цикл «Лацио»: 2-е место в 1994/95 и 3-е в 1995/96. При нем команда забивала множество голов, и Синьори третий раз стал лучшим бомбардиром в сезоне-95/96. Но Краньотти оставался недоволен: порой команда терпела болезненные поражения и никогда серьёзно не боролась за скудетто. В 1996/97 «Лацио» и Земан расстались, и Дзофф сменил президентский кабинет на тренерскую скамью (Краньотти назначил его президентом еще в 1994-м).

В сезоне-1997/98 президенту удалось заполучить на скамейку Свена-Горана Эрикссона. Швед сразу же сумел зарекомендовать себя перед болельщиками, принеся 4 победы в дерби в одном сезоне. Этот результат настолько порадовал, что его увековечили табличкой на базе в Формелло.

Краньотти продолжал покупать игроков оптом и в розницу, а Эрикссон сумел превратить сборище звезд в команду: это «Лацио» Несты, Недведа, Манчини, Михайловича, Сержио Консейсао, Алмейды, Станковича, Виери и Саласа, Симеоне и Верона… Это «Лацио», который пополнил клубный музей Кубком Италии-1997/98, Суперкубком Италии-1998, Кубком обладателей кубков-1998/99.

Сезон-1999/00 стал, пожалуй, самым успешным в истории «Лацио», совпав со столетием клуба. Он начался с европейского Суперкубка, выигранного в матче против «МЮ» на стадионе в Монте-Карло, продолжился двойной победой над киевским «Динамо» в Лиге чемпионов (2:1 в Риме и 1:0 в Киеве дублирующим составом) и закончился историческим золотым дублем: скудетто и Кубок Италии. В концовке этого невероятного сезона «Лацио» показывал великую игру и, отыграв у «Ювентуса» 10 очков за 8 туров, в захватывающей борьбе завоевал титул!

Однако период великих побед завершился с выигрышем Суперкубка Италии в сентябре 2000 года. На поле уже были новые игроки, новые миллионы, десятки миллионов долларов: Эрнан Креспо, тогда самый дорогой футболист в мире, и Кладуио «Пьохо» Лопес. «Лацио» нес и трансферные потери. Например, ушли Алмейда и Консейсао, что очень огорчило болельщиков, зато полностью соответствовало трансферной политике Краньотти – «купил, перепродал, снова купил». Это гарантировало – точнее, должно было гарантировать - прирост стоимости игроков и прибыль президенту.

Эпопея Краньотти продлилась еще пару сезонов, но это были сезоны непонимания со стороны болельщиков. Ему припомнили и историю с «малышом Беппе», которого он продал в «Парму», несмотря на все протесты; и праздник скудетто 2000 года, на который далеко не всем тифози удалось попасть; и жонглирование игроками, когда великие чемпионы приходили и уходили, а болельщики даже не успевали поаплодировать им и поблагодарить за победы; и жутко неудачные трансферы вроде Мендьеты.

Уход Недведа, Креспо и Несты совпал с поистине эпохальным событием в истории клуба. Стало понятным, что великие победы были добыты слишком дорогой ценой и система Краньотти больше не работает. Банкротство корпорации «Чирио», главного акционера «Лацио», поставило под сомнение само существование клуба. И хотя команда под руководством Роберто Манчини показывала неплохую игру, несмотря на полное отсутствие зарплаты, стало ясно - для Краньотти всё кончено. Под давлением банков, за счет кредитов которых клуб некоторое время продержался на плаву, 3 января 2003 года самый победоносный президент передал полномочия временщику - преданному болельщику небесно-голубых Уго Лонго.

Но это не означало конец мытарств Серджио Краньотти. Он был вынужден провести 5 месяцев в тюрьме. Сейчас синьор Краньотти живет отнюдь не как миллионер, а как обычный человек – на пенсию, а его квартира полна воспоминаний: фотографии с двумя главными цветами, белым и голубым. И еще он раздает советы своему преемнику Клаудио Лотито: «Необходимо придать клубу международный статус! Если он желает усиливать клуб, то просто обязан найти новых экономических партнеров».

Послушает ли его Клаудио, мы узнаем очень скоро.

http://sslazio-guardia.com/


Атец!
 
Forum » Fans \ Ultras \ Hooligans » Italy » «ЛАЦИО»: СТО ЛЕТ ЛЮБВИ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

by Carter Site Сайт создан в системе uCoz